Воскресенье, 19.11.2017, 17:21

Астроград

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 9 из 14«1278910111314»
Модератор форума: Василиса, Диана, Алиса 
Астроград » Библиотека » Авиатор » Авиатор (она одна, и только одна!)
Авиатор
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:26 | Сообщение # 121
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Цель?
— Большой светящийся шар в небе, сэр.
— По-моему, инстинкт самосохранения отказывает тебе, Бейтс.
Бейтс откашлялся.
— Да, сэр. В смысле, цель. Одиннадцать часов вверх и вправо, сэр капитан.[87]
Деклан поймал шар в прицел. Сейчас он был не больше пятнышка. Бледная луна в море звезд.
«Святой Боже! — подумал он. — Надеюсь, это ружье хорошо пристрелено».
Но он знал Бейтса и знал, что тот не только остер на язык, но и прекрасный стрелок.
Деклан на несколько сантиметров приподнял дуло ружья с учетом снижения, а потом перевел его чуть-чуть влево, чтобы компенсировать боковой ветер. Меткой стрельбе можно научиться — до определенного уровня, — однако дальнейшие успехи зависят лишь от природного таланта.
«Воздушный шар и ружье, — подумал Деклан. — Точно как тогда, в Париже, когда ты появился на свет, Конор. Однако в тот раз вместе с шаром вниз полетел ты».
Деклан почувствовал, что перед глазами все расплывается, и сморгнул, очищая поле зрения; сейчас не время лить слезы.
«Конор, сын мой, твоя мать и брат нуждаются во мне, но я никогда не забуду тебя и то, что ты сделал для Соленых островов. Посмотри с небес вниз. Я посылаю тебе это как знак».
Деклан вдохнул, задержал воздух и мягким движением спустил курок, перенеся вес на правую ногу, чтобы смягчить отдачу. Нитроглицериновая пуля вырвалась из рассверленного ствола и понеслась к цели.
«Это для тебя, Конор», — подумал он, и последний воздушный шар взорвался, так ярко, что его наверняка можно было разглядеть с небес.
За спиной Деклана весь остров взревел в знак одобрения — за исключением Бонвилана, который, казалось, потерялся в своих мыслях, что никогда не доводило до добра тех, о ком он думал.
Деклан бросил ружье Бейтсу.
— Прекрасное оружие, лейтенант; почти такое же опасное, как твой язык.
Даже на Бейтса произвела впечатление эта немыслимая точность стрельбы.
— Да, сэр. Спасибо, сэр. Это исторический выстрел, капитан. Ну, так что там насчет моего пива?
Однако Деклан не слушал его; его взгляд был устремлен на Кэтрин, по ту сторону площади, поверх голов ликующей толпы. Их взгляды встретились; собственно, он только и мог видеть, что ее глаза, потому что она прикрывала руками рот и нос. И в оранжевом мерцании электрических огней он разглядел, что жена плачет.
Ее муж вернулся домой.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:26 | Сообщение # 122
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Воздушный шар взорвался, и огонь воспламенил упаковку фейерверков еще до того, как сработал фитиль. От сотрясения барабанная перепонка в одном ухе Конора прорвалась, и множество искр ужалили кожу, словно миллион пчел. Его засосало в кокон безумствующего пламени, которое поглотило одежду и опалило волосы на руках и ногах. Пострадала и борода — от нее практически ничего не осталось. Повреждения были достаточно серьезны, и все же Конор ожидал гораздо худшего.
Потом гравитация взяла верх, и он полетел к земле, притягиваемый невидимыми нитями. Шок был настолько силен, что он даже не закричал. Ничего этого не было в его плане. Предполагалось, что между ним и шаром будет десять морских саженей[88] веревки: опасно, конечно, но несравненно в меньшей степени, чем лететь сцепленным с самим шаром.
Он должен сделать что-то еще. Ах да, конечно! Его устройство!
Сопротивляясь встречному потоку воздуха, Конор вытянул вниз здоровую руку и сдернул тлеющие остатки куртки.
«Господи! На устройство попали искры!»
Устройство, конечно, представляло собой парашют. Аэронавты с большим или меньшим успехом прыгали с воздушных шаров уже на протяжении почти столетия. В Америке во время Гражданской войны стало популярным бросать с воздушных шаров животных. Однако прыжки совершались исключительно в качестве развлекательного мероприятия и в идеальных погодных условиях. Редко ночью, едва ли с высоты больше двух тысяч метров, и никогда — на горящем парашюте.
Конор нащупал веревку, раскрывающую парашют, и потянул за нее. Ему пришлось тщательно упаковать парашют в мешок из-под муки и пристегнуть его к груди. Оставалось лишь молиться, чтобы, разворачиваясь, стропы не запутались; хуже того, парашют мог вообще не раскрыться.
Конор находился уже так низко, что у парашюта просто могло не хватить времени, чтобы развернуться. Тогда он превратится в саван для водяной могилы Конора.
Веревка была пришита к верхушке крошечного парашюта, очень похожего на тот, который Виктор с Конором использовали, чтобы пускать по ветру деревянные манекены с орудийных башен замка.
Теоретически, если вытащить этот парашют, он сам должен потянуть за собой больший. Это была одна из множества новых идей, выцарапанных Конором на грязи в глубине камеры. Он надеялся тогда, что его изобретениям не придется проходить проверку в столь ужасающих обстоятельствах.
Хотя Конор не видел, как это произошло, маленький парашют исполнил свою роль идеально, выскользнув из углубления, где он находился, словно младенец кенгуру из сумки. Мгновение он подрагивал на ветру, а потом поймал воздух и полностью раскрылся. Его собственное падение тут же замедлилось, чего нельзя было сказать о Коноре. Напряжение, ставшее результатом раскрытия маленького парашюта, вытянуло в ночной воздух парашют большего размера. Расправляемый ветром шелк прошелестел мимо лица Конора.
«Только бы стропы не запутались. Только бы складки ни за что не зацепились. Пожалуйста, Господи».
Его молитвы были услышаны, и белый шелк парашюта полностью раскрылся с громким хлопком, похожим на выстрел. Оттого что спуск происходил очень быстро, стропы с силой ударили Конора по спине, оставив на ней ожог в форме буквы «X», след от которого ему предстояло носить всю оставшуюся жизнь.
Конор был сейчас не в том состоянии, чтобы мыслить рационально, поэтому лишь удивился тому, что луна упорно следует за ним. К тому же казалось, будто она горит. Оранжевые искры злобно выгрызали целые секции, так что сквозь дыры были видны звезды.
«Это не луна. Это мой парашют».


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:26 | Сообщение # 123
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Возникло мимолетное ощущение, будто Конор все еще в камере, строит планы и воображение подбрасывает ему всевозможные проблемы.
«Если искры от воздушного шара попадут на парашютный шелк, последствия могут быть очень скверными. Если именно так и произошло, остается лишь надеяться, что моя скорость все-таки уменьшится и я смогу уцелеть при приводнении».
Теперь спуск протекал более или менее ровно, и Конор мог отличить море от неба. Острова быстро летели ему навстречу. Он видел дворец Изабеллы и, конечно, стену Большого Соленого с ее рядами электрических фонарей, описанных в «Нью-Йорк тайме» как первое чудо индустриального мира.
«Если бы я мог управлять своим движением, — осознал Конор, — то мог бы ориентироваться на эти огни».
Под ним в водовороте света кружились суда. Вскоре самое большое из них заполнило все поле зрения, и он понял, что приземлится туда. Уклониться от него не было никакой возможности. Оно проступало из черных глубин, словно огромная биоэлектрическая медуза.
Конор не почувствовал по этому поводу особой печали; скорее разочарование ученого по поводу того, что эксперимент не удался.
«На три метра левее, и я мог бы уцелеть, — подумал он. — Наука и впрямь раба природы».
Однако этой ночью невероятных событий капризная судьба припасла в рукаве еще одну в высшей степени необычную карту.
За мгновение до того, как его парашют рассыпался на почерневшие угольки, Конор рухнул на палубу королевской яхты «Виктория и Альберт II» на скорости около семидесяти километров в час.
Он упал на третью по правому борту спасательную шлюпку, пробив в голубом брезенте ровную дыру, которую никто не замечал на протяжении двух дней. Под этой дырой лежали пробковые спасательные жилеты, помещенные сюда на время, до тех пор пока не будут вбиты крюки, на которые их предстояло повесить.
Двумя днями раньше затребованных жилетов еще не было бы на борту, а тремя днями позже их уже распределили бы по всей яхте.
Несмотря на парашют и брезент, скорость и масса Конора были таковы, что он пробил пробковые жилеты до палубы, сильно ударившись об нее вывихнутым плечом, снова подскочил и только после этого окончательно остановился.
«В трюме, наверное, чисто, — мелькнула у него смутная мысль. — Пахнет лишь деревом и краской».
И потом:
«Вот бы удар вправил мне плечо. Какова вероятность этого? Астрономически мала».
Такова была его последняя мысль, перед тем как нахлынуло забвение. Всю оставшуюся часть ночи Конор Брокхарт не пошевелил ни рукой ни ногой. Ему снились яркие, живые сны, но почему-то исключительно в двух цветах: алом и золотом.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:26 | Сообщение # 124
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
ЧАСТЬ 3
ЛЕТЧИК
ГЛАВА 12
Ангел или дьявол?
Малый Соленый, 1894

Той ночью, когда Артур Биллтоу встретил дьявола, он не отказал себе в одном из любимых удовольствий — уединиться в удобном местечке рядом с обращенным к морю обрывистым берегом острова. У Биллтоу по всему острову имелось штук пять-шесть таких мест, где можно было преклонить голову, когда тюремная жизнь слишком уж действовала на нервы.
Это было не просто — подремать на обнесенном стеной острове с крепостью на юго-восточном конце и дюжиной дозорных башен вокруг.
«Что за тупость — это электрическое освещение! — часто думал Биллтоу. — Как, спрашивается, может человек в таких условиях вздремнуть?»
Любимым местечком Биллтоу была маленькая неглубокая землянка рядом с посадками сведы в пятнадцати шагах от основания стены. Пол в ней заменял старый, выброшенный паромщиками брезент, а крышей служила дверь времен Бродячего Черта, с рамой и все еще на петлях. Разглядеть землянку снаружи было почти невозможно — покрытую грязью, заросшую травой и невысоким кустарником.
Биллтоу испытывал прилив гордости каждый раз, когда проскальзывал в эту землянку, где царила тьма. Из всех его потайных местечек это было самое любимое. Что бы ни происходило, здесь было сухо, и он мог, провертев дырочку, использовать ее как дымоход, и никто не заметил бы, что он курит.
«Еще одна сигарета, — думал в тот раз Биллтоу. — Еще одна, и потом обратно на службу».
За полгода, прошедшие со дня исчезновения Конора Финна, Артур Биллтоу проводил в своих потайных местах все больше и больше времени. Конечно, он переживал не из-за самого солдатика; он боялся, что маршал Бонвилан имел касательно этого молодого человека особые планы и в них не входило, чтобы тот погиб.
Тем вечером, когда исчез Финн, Биллтоу несколько часов кряду переходил от дымохода к дымоходу и звал его. Когда стало ясно, что это бесполезно, он сходил за двенадцатилетним пареньком-кокни,[89] который чуть не всю жизнь промышлял грабежом, и отправил его в систему дымоходов с обещанием скостить несколько лет срока. Парнишка провел там полдня, вернулся ни с чем, и Биллтоу снова послал его назад под угрозой пистолета. Проведя в лабиринте еще сорок восемь часов, парень вылез с окровавленными коленками, но без каких бы то ни было новостей. Дальнейшие поиски не имели смысла. Конора там не было. Артура Биллтоу одурачили, непонятно, правда, как.
Потом у него зародились сомнения насчет мясника, оказавшегося впутанным в историю с одним из предназначенных для коронации воздушных шаров. Возможно ли, чтобы это был Финн? Возможно ли, чтобы он каким-то образом выбрался на поверхность?
Точного ответа на вопросы о судьбе Финна Биллтоу так и не получил, и они зудели внутри, словно жучки под кожей. Может, засохший Финн лежит где-нибудь в дымоходе, а может, утонул в проливе Святого Георга. Ну, разница невелика. Мертвец есть мертвец, и кости есть кости. Однако, ясное дело, это еще не конец. Рано или поздно Бонвилан вспомнит про своего «особого» пленника, и тогда на голову Артура Биллтоу обрушится ад.
Если только…


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:27 | Сообщение # 125
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Если только Биллтоу не сумеет обмануть маршала. Когда Финн исчез, Биллтоу стал обдумывать идею рвануть отсюда и уплыть на пароходе в Нью-Йорк. Один из его возможных отцов жил в Нью-Йорке — если, конечно, все еще жил. И там, возможно, оставалось что-то вроде поместья. Но все это пустое. У него нет денег, чтобы пересечь Атлантику; и они не появятся, даже если он будет экономить целый год. Вот ведь беда! Иметь подлинное богатство в украденных алмазах, но быть лишенным возможности обратить их в наличные деньги.
Между тем в настоящий момент дела на острове шли совсем неплохо. Воздушные шары во время коронации имели небывалый успех, и Бонвилан благоволил к нему. Вскоре Биллтоу почти наверняка ожидало повышение. Вот тогда, в своем новом положении, он, возможно, сумеет контрабандой переправить с острова некоторое количество алмазов и в результате уплывет первым классом на пароходе в Нью-Йорк.
А до тех пор он должен молиться всем богам, чтобы маршал Бонвилан не разглядывал слишком уж внимательно бородатого юнца, которого Биллтоу бросил в камеру Конора Финна. Парень был примерно того же возраста и сложения, с тем же цветом волос. После того как его несколько раз хорошенько избили, у него появился тот же загнанный и потрепанный вид. Если не вглядываться, просто один к одному. Биллтоу надеялся, что Конор Финн был просто заложником, а не человеком, который действительно что-то знал, потому что если он что-то знал и маршалу потребуется эта информация, то ему придется искать ее где угодно, высоко в небе или глубоко под водой, только не в камере Конора Финна.
Внезапно Биллтоу осенила идея.
«Нужно отрезать подставному молодчику язык. Сказать, что это произошло во время драки с Маларки. Маршал не сможет возложить ответственность за это на меня, поскольку сам приказал натравить Маларки на парнишку».
Это, в понимании Биллтоу, была превосходная идея, гораздо лучше, чем огороды со сведой и воздушные шары во время коронации. Или двенадцатизарядный револьвер, если уж на то пошло, который обернулся пустой тратой золота. Оружейный мастер из Килмора, друг Биллтоу, чуть не лишился пальца, пытаясь создать это оружие.
«Отрежу этому парню язык, как только вернусь», — решил Биллтоу, похлопывая по сапогу, чтобы убедиться, что его добрый нож на своем месте.
Чрезвычайно довольный новой идеей, Биллтоу выпустил через проверченную им дырку последнюю струйку дыма и загасил сигарету о плитку, которую хранил в землянке специально для этих целей. Оставив дверь слегка приоткрытой, чтобы выдохся запах дыма, он выбрался во тьму, словно труп, поднимающийся из могилы.
«Отрезать этому двойнику язык будет не только полезно, но и улучшит настроение».
Обычно Биллтоу по возвращении какое-то время подпирал стену у подножия лестницы, а потом поднимался наверх, делая вид, будто просто выходил подышать свежим воздухом. Никто не осмеливался призвать его к ответу, в особенности после коронации. Теперь Артур Биллтоу стал важной персоной.
«Для тебя, Пайк, я теперь мистер Биллтоу», — часто повторял он в последнее время.
Вечер был хмурый, ни одна звезда не подмигивала сквозь плотные облака. В электрическом освещении зубцы стены окутывала оранжевая дымка. Биллтоу использовал эту оранжевую линию как свет маяка, на который легко ориентироваться. Под покровом темноты он шел по траве и, судя по тому, как все обернулось, чересчур быстро, потому что вдруг поскользнулся на заросшем мхом участке и хлопнулся на спину с такой силой, что аж дух вышибло.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:27 | Сообщение # 126
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Биллтоу лежал на спине, тяжело дыша и хватая ртом воздух, когда внезапно облака разошлись и между ними серебряной гинеей засияла луна. Когда Биллтоу восстановил дыхание, губы его расплылись в улыбке, поскольку наконец-то, после многих лет, он смог различить на луне человека, о котором столько болтали. Наверное, это был ангел, потому что до сих пор Биллтоу не видел ничего, кроме темных пятен.
«Надо же! В первый раз я вижу лицо. И собираюсь отрезать пленнику язык. Поистине счастливый день».
Потом, по-прежнему сквозь щель в облаках, проявилась какая-то фигура. Человек с крыльями. Летящий.
Это было так странно, так немыслимо, что вначале Биллтоу даже не удивился.
«Человек с крыльями птицы. Ангел в черном».
Ангел резко накренился вправо, чтобы не проскочить мимо острова, и начал спускаться, описывая плотную спираль. В конце концов Биллтоу смог не только разглядеть, но и услышать то, на чем он летел. Оно скрипело, хлопало, било крыльями, и похожее на человека создание сражалось с ним, будто объезжая огромного норовистого орла.
«А-а, понятно, что происходит», — сказал себе Биллтоу.
Артур Биллтоу за всю жизнь прочел всего две книги: «Самые ужасные лондонские убийцы», которую он нашел чрезвычайно поучительной; и «Благородный индеец», которая, как надеялся Биллтоу, должна была содержать красочные описания массовых убийств и скальпирования поселенцев, но на деле обернулась всесторонним исследованием индейской культуры. Биллтоу чуть не бросил эту книгу в огонь, но воздержался; как-никак она стоила несколько шиллингов. В одной главе там описывалась палатка под названием «парильня»,[90] где индейцы потели и окуривали себя дымом до тех пор, пока не появлялся их духовный наставник.
«Моя землянка вроде этой «парильни». А теперь появился мой духовный наставник».
Сооружение быстро опускалось, треща крыльями, когда воздух наполнял их, словно паруса. Казалось, ангельское создание вот-вот разобьется о скалы — как воробей об окно; зрелище, всегда казавшееся Биллтоу забавным, — однако в последнее мгновение оно вздернуло нос своего аппарата, спланировало и мягко приземлилось. По инерции пробежало еще дюжину шагов и в конце концов сумело остановиться.
Биллтоу в ужасе смотрел снизу вверх на неземное создание, слабо вырисовывающееся над ним. Лунный свет создавал ореол вокруг его головы. Оно находилось достаточно близко, чтобы можно было нанести удар. Но какой в этом смысл? Такое создание не убьешь.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:28 | Сообщение # 127
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Оно было одето во все черное, с верхушки кожаного шлема до кончиков сапог для верховой езды высотой по колено. Лицо прикрывали защитные очки и плотно обхватывающий рот шарф. Дышало оно прерывисто, грудь тяжело вздымалась.
Что-то поблескивало на груди ангела. Какая-то эмблема. Буква «А» и два раскинутых в стороны золотистых крыла. Может, это и означает ангел?
Артур Биллтоу всем сердцем желал замереть и не издавать ни звука. Он снова почувствовал себя семилетним мальчиком в дублинском переулке, прячущимся в водяной бочке от пьяной старой карги, которая охотилась за шестипенсовиком[91] в его кармане. Сейчас его жизнь стоила не больше, чем тогда. Это создание могло убить даже взглядом. Как же ему хотелось зарыться в траву, словно в одеяло, и спать до тех пор, пока это устрашающее летучее создание не исчезнет!
«Только не хнычь, — говорил он себе. Хныкать в минуты опасности всегда было его слабостью, что не раз кончалось синяками. — Сдержись, Артур, мальчик мой».
Он, возможно, справился бы с собой, если бы создание не вытащило из ножен саблю и не начало втыкать ее в мать-землю, как будто задавшись целью изранить ее. Каждый укол приближал его к тому месту, где, дрожа, лежал Биллтоу.
В конце концов он не смог больше сдерживать страх.
— Кто вы? — прошипел он и от волнения вскочил. — Что вам нужно от Артура Биллтоу?
Создание отступило и остановилось. Его стеклянные глаза вспыхнули оранжевым в свете огней, а потом почернели, когда оно повернуло голову, вглядываясь в охранника.
— Биллтоу, — проворчало оно. — Артур Биллтоу!
Если бы Биллтоу мог, он прямо тут же, на месте, сменил бы имя, такая ненависть слышалась в голосе создания. Эти крылатые типы, должно быть, по своей природе полны ненависти.
Пока Биллтоу размышлял об этом, летчик ринулся вперед. Это внезапное движение заставило взлететь его изогнутые крылья, что, в свою очередь, подняло затянутого в черное незнакомца в воздух. Словно огромная злобная горгулья, он рухнул на землю на расстоянии вытянутой руки и стальными пальцами стиснул горло охранника.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:28 | Сообщение # 128
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Биллтоу, — повторил он и приставил саблю плоской стороной к горлу.
— В-в-вы ангел или дьявол, сэр? — запинаясь, спросил охранник. — Вы к-к-к-уда потащите меня, вверх или вниз?
Стеклянные круги пристально и внимательно разглядывали его. Лезвие скользнуло по адамову яблоку; Биллтоу почувствовал острую боль пореза. Потом сабля остановилась, и создание заговорило:
— Я могу быть и ангелом, и дьяволом, monsieur. Однако в вашем случае я всегда буду дьяволом.
— Вы убьете меня? — почти взвизгнул Биллтоу.
— Нет, monsieur, не сейчас. Однако вы так шумите, что…
Дьявол высоко поднял саблю и стукнул головкой эфеса[92] Биллтоу по лбу. Тот рухнул, словно кукла, которую выронили из рук. Он не полностью потерял сознание, но решил не открывать глаз, чтобы не навлекать на себя гнев летчика. Так, с закрытыми глазами, он в конце концов и отключился.
Когда Артур Биллтоу пришел в себя, было уже светло. Голова ощущалась как одна сплошная рана. Над ним стоял Пул, дрессировщик собак начальника тюрьмы, ничуть не возражая против того, что его маленький терьер мочится на сапог Биллтоу.
— Черт побери! — Биллтоу отпихнул пса ногой.
И тут же вспомнил о французском дьяволе, который, возможно, все еще находится где-то поблизости. Он перекатился с топкого места, на котором лежал, и встал на четвереньки, не в силах выпрямиться из-за боли, молотом стучащей в голове.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:28 | Сообщение # 129
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Дьявол… Француз… Огромные мерзкие крылья… Летает, словно козодой… Ты не видел его?
Пул притворился, будто не слышал этот бред. Натужно раскашлялся, стремясь заглушить болтовню Биллтоу, и выбранил терьера.
— Плохо, сэр Персиваль, очень плохо — мочиться на мистера Биллтоу, когда он только-только пробудился от сна, а что ему снилось, меня совсем не интересует. Я стукнул бы тебя, Перси, не будь ты такой славный малый. — Он подхватил песика и, избегая смотреть в глаза Биллтоу, перешел к сообщению, с которым и был послан. — Вас ищет начальник тюрьмы. Говорит, что по горло сыт вами и вашими тайными убежищами. Можете вообще не вылезать оттуда. Слово в слово то, что он сказал. По дороге я все время повторял это про себя.
Биллтоу вытаращенными глазами шарил по сторонам. С его губ свисала тонкая нить слюны.
— Он нашел меня. Он нашел меня. Я с шестипенсовиком спрятался в бочке, а он нашел меня.
Пул решил сделать вид, что недопонял Билтоу; так было легче.
— Да, сэр. Начальник тюрьмы всех находит. У него, наверное, глаза на затылке. — Вслед за сэром Персивалем он затрусил к казармам охранников. — А может, у него и впрямь есть крылья и по ночам он летает над островом, глядя на нас сверху.
Биллтоу с трудом сел, нащупал на лбу шишку с гусиное яйцо и расплакался.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:28 | Сообщение # 130
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Небеса

Конор Финн летел, однако ощущения были совсем не те, на которые он рассчитывал. Планер вел себя как зверь, и, чтобы совладать с ним, приходилось постоянно вести изнурительную борьбу. Он не парил; он неустанно бился со стихией. Крылья хлопали, скрипели, дергались; казалось, еще один порыв ветра, и их нервюры[93] сломаются. Ремни врезались в грудь, затрудняя дыхание, и даже случайное столкновение с морской птицей заставило бы его по спирали устремиться к земле. Тем не менее Конор ни на миг не пожалел об этом полете.
«Я луна, — думал он. — Я звезды».
И потом:
«Берегись — чайка!»
Планер хорошо сохранял целостность, хотя Конор готов был поклясться, что третья нервюра справа сломалась. Позже он заменит ее на новую. Рулежная планка, одно из его собственных изобретений, работала прекрасно, позволяя смещать вес и таким образом контролировать траекторию полета. Однако этот контроль требовал постоянного напряжения; и над ним мог одержать победу ничтожнейший восходящий поток или любое другое воздушное течение.
Ночное небо покрывали тяжелые облака, подсвеченные снизу огнями Уэксфорда и Кил-мора. Время от времени Конор пролетал под прорехой в облаках, и полная луна освещала его серебристыми лучами. Он надеялся, что снизу его силуэт воспринимается как большая птица, но тем не менее радовался тому, что решил использовать для крыльев черную материю. Просто черную, не выкрашенную черным. Краска слишком утяжелила бы вес.
С близкого расстояния и при дневном свете было бы ясно, что планер — нечто большее, чем хитроумно задуманный воздушный змей. Два удлиненных двухметровых овала в качестве крыльев, смыкающихся к центральному круглому отверстию, в котором на кожаных ремнях висит пилот. Короткий хвостовой руль с кожаными петлями для ног и толчковым шестом, который можно наклонять ногами, плюс трапециевидная рулёжная планка, прикрепленная непосредственно к стойке крыльев. Теоретически, если поймать восходящий поток воздуха, на таком планере скользить можно сколь угодно долго. Конечно, это очень оптимистическая теория, не предусматривающая износ, разрывы, слабые навыки пилота и просто тот факт, что поймать устойчивый восходящий поток воздуха так же трудно, как единорога.
Конор был облачен в самую прочную одежду для воздухоплавания, кожаный, застегивающийся под подбородком шлем, защитные очки и плотно сидящие сапоги. Его форма представляла собой копию той, которую носили французские военные аэронавты, но была черной сверху донизу и лишенной всяких эмблем, кроме таинственной крылатой буквы «А», обозначающей «аэронавтика».
«Если я вдруг рухну на Соленые острова, — думал Конор, — то для всех на свете буду выглядеть как французский летчик, не желающий, чтобы его идентифицировали как такового. Другими словами, как летающий шпион. Это лишь укрепит недоверие Бонвилана к французской армии».
Мысль не слишком успокаивающая, однако внести хоть малую толику тревоги в душу Бонвилана все же лучше, чем умереть, став просто трупом.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:29 | Сообщение # 131
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Этой ночью ему везло. Удачный взлет из аэродинамической трубы, если не считать того, что лопасти парового винта выбили несколько досок обшивки трубы. Но то было дело легко поправимое, на энергии взлета никак не сказавшееся. Конор сумел удержать тело наклоненным вперед, ногами упираясь в стремена. Это было одно из его главных изобретений, не считая тысячи более мелких, начиная от придания нервюрам нужной формы с помощью пара и заканчивая хвостовым рулем.
Приближалась береговая линия, а за ней темное море, на фоне которого Соленые острова сверкали, точно два роя светляков. В тот момент, когда Конор пролетел над мостом Святого Патрика — он выглядел как длинный, изогнутый артритом палец, выступающий из материка в сторону Малого Соленого, — восходящий поток, который Конор «оседлал», исчез, и планер, завалившись на нос, начал терять скорость.
Конор готовился к чему-то подобному, но, как оказалось, это удалось ему не в полной мере. Если падение продолжится еще несколько мгновений, он рухнет на землю и разобьется насмерть.
«В случае потери скорости держи нос вниз и развяжи веревки».
От рулежной планки отходили три веревки, привязанные к запястью Конора. Он резко наклонился вниз, развязал все три веревки и таким образом освободил рулежную планку.
Центральная веревка была соединена с шарнирной панелью, которая, будучи отпущена, потянула нос вниз; две остальные перестали сдерживать лопасти двух деревянных пропеллеров, которые тут же завертелись под воздействием энергии, высвобождаемой двумя прочными резиновыми лентами.
Эти пропеллеры были способны работать только в полете, их толчковая энергия минимальна, но ее могло хватить, чтобы удержать планер от падения.
Так и произошло. Планер прыгнул вперед почти на метр, но восстановил равновесие и поймал морской ветер. Конор всем телом почувствовал его порывы, несущие в себе запах соли.
Перед ним в темноте возникли горящие на стене Малого Соленого огни.
«В форме сердца, — подумал он. — Отсюда остров выглядит как сердце».
И потом:
«Я возвращаюсь на Малый Соленый. Господи, помоги мне. Я возвращаюсь туда».
Он не смог подавить дрожь, порожденную не столько холодом, сколько страхом.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:29 | Сообщение # 132
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
В ночь своего отчаянного бегства объятый пламенем Конор, словно легендарный Икар, рухнул с неба прямо в шлюпку на яхте королевы Виктории. Там в это время царила суматоха в связи с подготовкой к отплытию.
Никем не обнаруженный, Конор Финн в ночь отплытия лежал под грудой пробковых спасательных жилетов, не в состоянии двинуть ни рукой ни ногой, даже если бы на его плечо грубо опустилась чья-то рука. Однако никакая рука его не потревожила, и Конор спал себе и спал, не слыша, как яхта громкими гудками разгоняет встречающиеся на ее пути лодки и ялики.
Еще раз удача улыбнулась ему в Лондоне, где он сумел незаметно спрыгнуть с яхты в десяти километрах от гавани и поплыл к эллингу на Темзе.
Конор украл куртку, в кармане которой, но счастью, лежали хлеб и сыр, и потратил оставшуюся часть дня, шатаясь по пристани и прислушиваясь к разговорам в надежде уловить ирландский акцент. В сумерках он наткнулся на группу лондонских ирландцев; у них было слишком мало зубов и слишком много татуировок, чтобы заподозрить в них шпионов с таможни.
«Если ты когда-нибудь сумеешь вырваться из этой дыры, — часто повторял ему Маларки, — найди в лондонских доках моего брата Зеба. Покажи ему свою татуировку, и он позаботится о тебе».
Конор на глазах докеров закатал рукав, обнажив татуировку «Убойных баранов», и несколько раз произнес магическое слово «Маларки». Не прошло и часа, как он уже сидел по горло в мыльной воде, с чашкой кофе в одной руке и прекрасной сигарой в другой. Зеб Маларки был человек состоятельный — в основном за счет введенной им самим импортной пошлины.
Сам Зеб прибыл в гостиницу спустя пару часов и без единого приветственного слова стал изучать татуировку Конора и клеймо Малого Соленого.
— Как там Отто? — поинтересовался он. — Как его волосы?
Конор поделился с боссом преступного мира той информацией, которую мог себе позволить:
— Волосы как шелк, здоровье в полном порядке. Проворачивает милые маленькие махинации.
Зеб уже слышал о Коноре от подкупленного им тюремного надзирателя на Малом Соленом.
— Конор Финн? Солдатик? Отто хорошо отзывается о тебе. Говорит, ты навел порядок у сидящих там «баранов». Собираешься заняться тем же и здесь?
Это было искушение — полностью поставить крест на своей прошлой жизни, как рептилия сбрасывает старую кожу. Однако Конор умел читать в собственном сердце и понимал, что быть просто береговым гангстером не для него. Может, он больше и не Конор Брокхарт, но моральные принципы матери все еще имели власть над его душой. Он мог причинить человеку вред, чтобы выжить, но не ради выгоды.
Он летчик, вот его судьба. Нужно держаться своего плана. Отправиться в Ирландию, найти способ вернуть себе припрятанные алмазы и уплыть в Америку, имея на руках средства для оборудования собственной лаборатории.
Поэтому он поблагодарил Зеба Маларки, но ответил «нет». У него на Малом Соленом есть незаконченное дело. Дело, могущее принести «баранам» немало денег. Есть ли у Зеба в Ирландии и на Соленых островах люди, способные ему помочь?
— У «баранов» везде есть люди. Какого типа дело? Месть?
— Не совсем. В тюремной земле спрятано кое-что, принадлежащее мне и твоему брату. Я дал Отто слово, что помогу ему освободиться. В знак благодарности за его дружбу.
Зеб Маларки бросил ему кошелек с гинеями.
— Тогда вперед, островитянин. Иди создавай хаос.
Именно это и произошло.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:29 | Сообщение # 133
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Внезапно Малый Соленый оказался прямо под ним. Меньше чем за три минуты он пересек пространство воды шириной в пять километров между материком и островом-тюрьмой. Если бы с ним летела целая армия, остров оказался бы захвачен, прежде чем успела выстрелить сигнальная пушка.
Все тело Конора болело от напряжения; поэтому большим облегчением было потянуть за рулёжную планку и начать спуск но спирали. Во время пробных полетов он с успехом сажал планер в пределах поля гораздо меньшего, чем этот остров. Однако поле окружала живая изгородь, а не тюремные охранники. И в этой изгороди обитали барсуки и белки, которые не стали бы целиться в летающее создание из ружья.
Даже ночью с высоты птичьего полета можно было разглядеть немало. На стене, в дальнем ее конце, стояли три охранника. Конор видел, как, болтая, они сблизили свои мерцающие трубки. Вообще-то им полагалось расхаживать по стене, однако столетия без всяких происшествий породили в их душах успокоенность.
На самом деле на Малом Соленом было две стены. Главное, внешнее кольцо и внутренняя стена, окружающая тюремное здание. Между ними располагалась рабочая область, где заключенные прогуливались и трудились на грядках сведы. Вот там-то Конор и хотел приземлиться — потому что там были спрятаны алмазы.
Внезапно воздушный поток подхватил планер, отнеся его на добрую сотню метров от места намеченного приземления. Конор поворачивал рулёжную планку до предела влево и добился того, что нос планера опустился вниз. В результате он практически вошел в штопор, но это все же было лучше, чем упасть в океан. Жаль было бы утонуть сегодня ночью, залетев на планере так далеко, как не удавалось еще ни одному человеку.
«Виктор гордился бы мной».
Эта мысль расстроила его. В тюрьме он старался не думать о родных и друзьях из прежней жизни, но со времени бегства уйти от этих мыслей было все труднее.
«Я мог бы просто вернуться. Объясниться. Отец мог бы призвать к ответу Бонвилана».
Да. И всю жизнь терзаться из-за причиненных Конору страданий. То же относится и к матери. Нет уж, лучше просто заколотить дверь в прошлое и начать новую жизнь.
Конор быстро падал. Из того, что прежде воспринималось как сплошное черное пространство, начали проступать скалы и небольшие холмы. На всем пути вниз Конор сражался с планером, проклиная свое непослушное судно, не позволяя ему взять верх.
Когда он оказался в укрытии стены, турбулентность исчезла, планер стал послушным, милым и грациозно, словно лебедь, вскинул «шею». Ступни Конора врезались в мягкую землю, и он пропахал ногами двойную борозду, прежде чем с помощью специальной, притороченной к поясу рукоятки смог сложить за спиной крылья и наконец остановиться.
Не было времени ликовать по поводу приземления или поздравлять себя с тем, насколько эффективны складные крылья. Впрочем, в тот момент складными их можно было назвать лишь условно: для того чтобы они полностью отвечали своему названию, придется еще заменить две распорки.
«За дело, за дело».
Алмазы были зарыты в землю в полуметре от северного угла каждого участка со сведой. Семь участков, семь мешочков с алмазами. Ближайший участок начинался почти у ног Конора. Если он поторопится и его не обнаружат, то сегодня ночью, наверное, успеет найти три мешочка.
Конор вытащил из-за пояса саблю и начал тыкать ею почву в поисках алмазов, но тут с земли поднялась темная, плохо различимая фигура.
«Ловушка. Я в ловушке».


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:29 | Сообщение # 134
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Однако он ошибся. Дрожащая фигура заговорила:
— Кто вы? Что вам нужно от Артура Биллтоу?
Конора охватила такая ярость, что он почти физически ощутил ее. Голова запылала, рукоятка сабли затрещала в сжатом кулаке.
— Биллтоу! — прорычал он и ринулся вперед. — Артур Биллтоу!
Взволнованный его движением воздух подхватил крылья и вскинул их. Конора на мгновение подбросило в воздух, но если Биллтоу подумал, что это попытка к бегству, то он ошибался. Конор приземлился прямо перед охваченным ужасом охранником и стальной хваткой вцепился ему в горло.
«Как роли поменялись! Кто сейчас хозяин? И всего в двадцати метрах от того места, где ты запугивал и унижал меня».
— Биллтоу, — повторил он и приставил саблю плоской стороной к горлу Биллтоу.
— В-в-вы ангел или дьявол, сэр? — запинаясь, спросил охранник. — Вы к-к-к-уда потащите меня, вверх или вниз?
Конор обдумал вариант убить его. Искушение было очень велико. Вероятнее всего, мерзавец прикончил Линуса Винтера. Не в силах сопротивляться порыву, Конор сделал небольшой надрез на горле охранника. Но не смог довести дело до конца.
«Ты пока еще не убийца», — сказал бы Линус.
«Держись своего плана. Ты французский шпион».
— Я моху быть и ангелом, и дьяволом, monsieur. Но в вашем случае я всегда буду дьяволом.
— Вы убьете меня? — почти взвизгнул Биллтоу.
— Нет, monsieur, не сейчас, — с оттенком сожаления ответил Конор. — Однако вы так шумите, что…
Он резко стукнул Биллтоу в висок рукояткой сабли, не без удовольствия услышав смачный звук удара. Забавно, что сейчас, распростершись на траве, охранник не казался таким уж опасным. Без своего пистолета и власти за спиной он просто трус.
«Займись алмазами. Найди хотя бы один мешочек».
План Конора вырыть три мешочка явно провалился. Биллтоу в любой момент мог очнуться, и в этом случае не исключено, что Конор поддастся манящему искушению раскроить ему череп. А вот связать этого человека и заткнуть ему рот он не мог, поскольку не имел ни веревки, ни материи для кляпа. Надо будет в следующий раз восполнить это упущение — если он переживет эту «прогулку».
Конор снова принялся выворачивать саблей комья земли. Мелькнула мысль — а может, Маларки солгал и спрятал их добычу в другом месте? Нет, это казалось маловероятным. Несмотря на зловещее начало, Отто Маларки стал ему другом, а «Убойные бараны» умеют хранить верность. Они лучше взойдут на ступеньки виселицы, чем предадут человека, помеченного их знаком. Вера Конора оказалась вознаграждена. Вскоре сабля чиркнула по алмазам. Отложив ее и порывшись в земле затянутыми в перчатки пальцами, он вытащил мешочек с алмазами.
«Один нашел. Осталось шесть».
Очень хотелось поискать второй. С двумя мешочками за поясом он смог бы отплыть в Америку хоть завтра.
«Уходи. Будь благоразумен. Биллтоу может очнуться в любой момент».
Еще один. Всего один. Конор перебежал ко второму участку сведы, все время представляя, как Биллтоу приходит в сознание.
«Может, все же убить его?»
Нет. Мертвый охранник вызовет подозрения. Будет расследование. С другой стороны, заявление Биллтоу, что он разговаривал с летающим французом, будет выглядеть как пьяная болтовня.
«Слишком поздно. Ищи второй мешочек».
Следующая грядка располагалась дальше вдоль изгиба стены. Конор бежал близко к ее основанию, стараясь избегать воздушных потоков с холмов острова и соленого тумана, от которого могли намокнуть и отяжелеть крылья.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:29 | Сообщение # 135
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
«Нужно сделать так, чтобы крылья полностью складывались, — сказал он себе. — Они ловят каждое движение воздуха».
Второй мешочек оказалось так же легко найти, как первый. Отто Маларки в точности следовал инструкциям. Вытаскивая мешочек, Конор вытянул следом комья земли и гальку. Весил мешочек, как небольшой кролик.
«Вот теперь точно хватит».
Пора было улетать. Поиски третьего мешочка могли обернуться бедой. Внезапно Конор вспомнил ночь в своей камере, и по спине пробежала дрожь. Нужно убираться отсюда.
Охранники наверняка по-прежнему топтались у северной башни, покуривая трубки; значит, следует убегать со стороны южной. Конор вернулся к стене и, принюхиваясь, пошел вдоль нее, пока не обнаружил нужник, выдолбленный в основании стены. От него тянулась к океану сточная канава. Обычно нужники располагались рядом с лестничным колодцем, чтобы охранник как можно быстрее мог вернуться на свой пост.
Как он и надеялся, лестничный колодец находился всего в трех шагах; ступени вели прямо на главную стену. Конор начал подниматься, пригибаясь как можно ниже и придерживая за спиной крылья, чтобы их не задевали порывы ветра. Они тем не менее рвались открыться и поднять его в воздух, так что приходилось напряженно упираться ногами.
«Не сейчас. Чуть-чуть повыше».
На стене не обнаружилось никаких признаков дозорного; самого Конора, однако, едва он вынырнул из лестничного колодца, разглядеть не стоило ни малейшего труда. Все происходило в точности, как он планировал, — если не считать Биллтоу. Как, ради всего святого, этот человек тут оказался? Спит он, что ли, на свежем воздухе? Конор лег на верхние ступени и окинул взглядом изгиб стены.
Истертый на протяжении столетий подошвами бесчисленных стражей, булыжник казался в свете электрических фонарей оранжевым. В зубчатом парапете был прорезан рад горизонтальных бойниц. Ветер свистел и завывал в них.
«Ветер с берега. Все еще сильный».
Это было бы просто чудом, если бы ветер изменился и дул теперь в направлении материка. Рассчитывать на такое развитие событий попросту глупо. Если леди Удача тебе улыбается, нужно, конечно, воспользоваться этим; но рассчитывать на нее не стоит. Значит, сейчас он должен лететь не в Килмор, а на Большой Соленый — туда, куда дует ветер. Конор подобрал под себя ноги и опустил ремни пониже, одной рукой сжимая рычаг подъема крыльев, а другой — рулежную планку.
«Снова в воздух».
Он встал и побежал поперек стены. Сапоги неестественно громко стучали по булыжнику. Наверняка эти звуки долетят до караульных.
«Сосредоточься на том, что делаешь. Малейший промах может оказаться смертельным».
Любопытно, но временами в голове Конора звучал голос Виктора Вигни.
«У меня есть ангел-хранитель, и он француз».
Это заставило его улыбнуться, и так, улыбаясь, несмотря на смертельную опасность, Конор Финн взлетел на парапет и устремился в ночное небо.
«Я лечу домой».


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
Астроград » Библиотека » Авиатор » Авиатор (она одна, и только одна!)
Страница 9 из 14«1278910111314»
Поиск: