Воскресенье, 19.11.2017, 17:20

Астроград

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 14«12341314»
Модератор форума: Василиса, Диана, Алиса 
Астроград » Библиотека » Авиатор » Авиатор (она одна, и только одна!)
Авиатор
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:59 | Сообщение # 16
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Прибыл! — прокричал он с французским акцентом, неудивительным для человека его облика. — И правильно сделал, Ник. Вы, похоже, еще не научились обеспечивать безопасность своей лаборатории.
Последовал новый, сопровождаемый голубым дымом взрыв, который потряс башню до самого основания. Король на мгновение отшатнулся, но потом снова появился в окне.
— Прекрасно, Виктор. Шутки в сторону. Пора мне отсюда выбираться. Надеюсь, знаменитая изобретательность Вигни сохранилась и по эту сторону Атлантики?
Виктор Вигни проворчал что-то и оглянулся по сторонам. К пожарному фургону сзади была прикреплена лестница и веревка. Однако ни то, ни другое не было достаточной длины, чтобы достать до короля.
— Интересно, кто это придумал? — бормотал Виктор, вешая свернутую кольцами веревку на плечо. — Высокие башни и короткие лестницы. Лишнее доказательство того, что идиоты есть везде.
— Что вы делаете? — спросил один из пожарных. — Кто позволил вам взять это?
Вигни ткнул пальцем в небо.
— Он.
Пожарный нахмурился.
— Бог?
Француз поморщился. Ну точно, идиоты везде.
— Не так высоко, mon ami.
Пожарный глянул вверх и увидел в окне короля.
— Делайте, что он говорит! — взревел Николас — Этот человек однажды уже спас мне жизнь и, надеюсь, сделает это снова.
— Да, ваше величество. Я к вашим… к его услугам.
Виктор указал на лестницу.
— Прислоните ее к стене, под окном.
— Она не достанет, — сказал пожарный, страстно желая продемонстрировать, что он тоже кое-что соображает.
— Просто сделайте это, monsieur. Ваш король вот-вот поджарится.
Пожарный подозвал товарища, и вместе они прислонили лестницу к стене. Не успел верх лестницы встать на место, как Вигни полез но ней. Ступеньки под ним вибрировали вместе с башней, и он понимал, что еще немного времени — и башня взорвется, словно забитая пушка. От королевских апартаментов и всего, что выше их, останутся лишь пыль и воспоминания. Скользя по ступенькам, он быстро добрался до конца лестницы и снял веревку с плеча.
— Какой шустрый, а? — сказал пожарный, обращаясь к своему товарищу. — Но как я только что справедливо заметил, лестница не достает.
Сейчас вниз летели осколки — крупные куски, мелочь и целые гранитные блоки. Три человека, державшие лестницу, не могли уклониться от них. Они сгорбились и с ворчанием терпели удары.
— Отклоните ее назад! — крикнул вниз Виктор.
Пот заливал его лицо. Шляпу с пером охватил огонь, и он сорвал ее, обнажив коротко остриженные волосы, которым был обязан своим прозвищем Щетка.
— Вы должны мне шляпу, Николас. Эта была у меня из Нового Орлеана.
Пожарные приняли на себя вес лестницы и француза, оттянув его на метр от стены. Вигни собрал в руке кольца веревки и швырнул ее вверх. Его расчет оказался точен: веревка развернулась и конец ее упал прямо в руки короля.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:00 | Сообщение # 17
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Теперь крепко привяжите ее, да поторопитесь.
Виктор затянул другой конец веревки на верхней ступеньке и спустился вниз настолько быстро, насколько это было возможно без того, чтобы содрать с ладоней кожу. Внизу он сунул руки в ведро с водой.
— Лестница не достает, — снова заметил пожарный.
— Мне это известно, monsieur. Но лестница достает до веревки, а веревка достает до короля.
— О! — воскликнул пожарный.
— Теперь отойдите подальше… насколько я знаю вашего короля, в этой башне больше взрывоопасных веществ, чем в пушке такого же размера. Уверен, она способна закинуть нас на Луну.
Пожарная бригада сдалась. У них не хватало давления, чтобы доставать до огня. Но даже если бы они и сумели это сделать, пламя полыхало разными цветами, и кто его знает, может, от воды оно разгорелось бы еще жарче?
Поэтому они отошли подальше от плюющегося огнем замка, собираясь посмотреть, сумеет ли последний в роду Трюдо избежать смерти от огня или падения с большой высоты.

Королю Николасу пришлось подвергнуть королевский унитаз Доултона суровому испытанию. Конечно, унитаз был сконструирован в расчете на вес тяжелого взрослого человека, но вряд ли кому-нибудь приходило в голову повиснуть на веревке, привязанной к его трубе. Намочив полотенце и обвязав им голову, король четырежды обмотал сливную трубу веревкой и несколько раз подергал.
«Надеюсь, труба не лопнет. Сгореть заживо плохо само себе, но не хватало еще, чтобы обнаружили покрытый нечистотами труп».
Прочная деревянная дверь туалетной комнаты потрескивала от жара, как будто в нее колотили снаружи. Стальные каемки изогнулись, заклепки со свистом летали по комнате, как рикошетящие пули.
Вытирая глаза полотенцем, Николас пробивался к тусклому желтому треугольнику, который, видимо, и был окном. Там дым не рассеивался, просто в центре него виднелся слабый просвет.
«Двигайся вдоль веревки, и все, — сказал себе Николас — Это нетрудно. Или вперед, не выпуская из рук веревку».
Так, держась за веревку, он вылез из окна и замер, словно приговоренный к смерти у подножия виселицы.
— Не спите, Ник! — закричал Виктор Вигни. — Спускайтесь. Одна рука за другой, одна за другой. Даже простак вроде вон того пожарного способен на это.
— Еще как способен! — воскликнул пожарный, решив, что разберется с обидчиком позже.
Оказавшись ниже слоев дыма, король Николас снова смог дышать. Каждый новый глоток свежего воздуха удалял токсины из его организма и придавал сил.
— Спускайтесь! Я не для того приехал из Нью-Йорка, чтобы смотреть, как вы тут висите.
Николас усмехнулся, сверкнув белыми зубами.
— Я почти покойник, Виктор. Можно бы и сочувствие проявить.
Эти простые фразы дались ему с трудом, каждое слово сопровождалось кашлем.
— Это конечно, — сказал Вигни. — Старина Ник, ниже, еще ниже… Вот так, молодцом!
Король спускался медленно, несколько раз останавливаясь из-за новых взрывов. Но едва нога его коснулась верхней ступеньки, он заторопился. В конце концов, могли пострадать и другие. Если Виктор погибнет из-за его преступной небрежности, можно не сомневаться, он будет досаждать ему и с того света.
Не успели ноги короля коснуться булыжника, как Виктор подхватил его и оттащил в относительно безопасное место. Оттуда они смотрели, как лестница короля чернеет под воздействием жара.
— Что, черт побери, там было? — спросил Виктор.
Каждый вдох короля сопровождался свистом.
— Немного черного пороха. Фейерверки.
Пара банок с экспериментальным горючим, шведский нитроглицерин. Запальный шнур. Старое зернохранилище внизу мы временно использовали как арсенал. Ну и, конечно, удобрения.
— Удобрения?


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:00 | Сообщение # 18
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Удобрения очень важны для Соленых островов, Виктор. В них наше будущее. — Внезапно Николас кое-что вспомнил. — Изабелла! Она должна удостовериться, что я не пострадал. — Он обежал взглядом двор. — Не вижу ее. Не… Конечно. Кто-нибудь отвел ее в безопасное место, так ведь, Виктор?
Однако заглянуть в глаза французу король не смог: взгляд того был устремлен через плечо Николаса, на парапет башни. Там, в гуще дыма и пламени, стояли двое. Мальчик и девочка. Лет этак девяти-десяти.
— Mon Dieu, — вырвалось у Виктора, — Mon Dieu!

Теперь крыша орудийной башни полностью обвалилась, если не считать зазубренных блоков вокруг стен — как будто дракон подрос и занимал теперь всю башню. Сквозь клубы дыма и языки пламени Конор видел растрескавшуюся каменную кладку и падающие балки. Густой столб дыма поднимался из башни, которая превратилась в настоящий дымоход, вытягивая воздух снизу и подпитывая им огонь. Дым вырастал, словно огромное изогнутое дерево, черное на фоне летнего неба.
Изабелла вовсе не впала в истерику; наоборот, на нее снизошло редкостное спокойствие. С остекленевшим взглядом, как бы в полусне, она стояла на парапете, не совсем осознавая происходящее.
«Единственный способ спуститься — улететь», — думал Конор.
Это была его давняя мечта — полететь еще раз, однако все время что-нибудь метало.
В свой пятый день рождения он едва не полетел. Тогда Брокхарты отправились в однодневную поездку в Ирландию, в Хук-Хед,[26] чтобы посмотреть на знаменитый маяк. Конору подарили большого воздушного змея, раскрашенного в цвета знамени Соленых островов. Змея запустили на продуваемом ветрами выгоне вблизи берега. Внезапный порыв ветра заставил Конора подняться на цыпочки и утащил бы его в море, если бы отец не схватил сына за руку.
«Воздушный змей. Цвета знамени Соленых островов. Флаг».
Ухватившись за флагшток, Конор потянул за узлы, крепящие к нему бамбуковую раму. Ветер сильно хлопал флагом, и узлы выскальзывали из пальцев Конора.
— Помоги мне, Изабелла! — закричал он. — Нужно отвязать флаг.
— Забудь про флаг, капитан Кроу, — вяло ответила Изабелла. — И козу тоже оставь в покое. Терпеть не могу коз. Они такие хитрые и так противно трясут бородой.
Конор продолжал сражаться с узлами. Веревки были толще его худых пальцев, но от жара стали ломкими и рассыпались на части. Наконец он сдернул флаг и теперь стоял на парапете, сражаясь с ним, бьющимся на ветру. Флаг взбрыкивал и щелкал под его руками, словно волшебный ковер, и тогда Конор всем телом навалился на него.
Теперь Конор почти не видел Изабеллу; сквозь дым она выглядела точно призрак. Он попытался окликнуть ее, но, прежде чем слова вырвались наружу, в горло хлынул дым. Конор корчился, хрипел и хлопал руками, словно тюлень ластами, стараясь привлечь внимание принцессы. Не обращая на него внимания, она улеглась на парапет, решив, что самое лучшее — дождаться отца.
Конор непослушными пальцами расстегнул пряжку на штанах, вытащил из петелек кожаный пояс, перекатился на спину и прикрепил его по диагонали бамбуковой рамы флага.
«Это безумный план. Ты не пират, участвующий в фантастическом приключении».
Хотя о каком плане могла идти речь? На составление планов просто не оставалось времени. Это был акт отчаяния. Среди дыма, взрывов и языков пламени Конор с трудом встал на ноги, стараясь держать флаг как можно ниже и тем самым укрывая его от ветра.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:00 | Сообщение # 19
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
«Пока нет. Пока нет».
Он почти споткнулся об Изабеллу. Казалось, она спит. Он коснулся рукой ее лица, но никакой реакции не последовало.
«Умерла? Она умерла?»
Девятилетний мальчик почувствовал, как по щекам текут слезы, и устыдился этого. Ради принцессы он должен быть сильным. Должен быть героем — как папа.
«Что на моем месте сделал бы капитан Деклан Брокхарт?»
Конор представил себе лицо отца.
«Придумай что-нибудь, Конор. Используй мозги своей матери, о которых столько разговоров. Создай свою летающую машину».
«Не машину, папа. У меня нет никакого механизма. Это воздушный змей».
Пламя уже яростно лизало стену парапета, и камень начал чернеть. Балки, ковры, бумаги и мебель летели в ненасытную утробу, питая огонь. Конор поднял принцессу, заставил ее встать.
— Что? — сварливо спросила она.
Потом дым хлынул ей в горло, и дальнейшие слова растворились в кашле.
Конор стоял, чувствуя, как массивный флаг трещит и хлопает на ветру.
— Это как большой воздушный змей, Изабелла, — прохрипел он, чувствуя, что слова режут горло, словно стекло. — Я обхвачу тебя, вот так, и потом мы…
Конор не закончил свою инструкцию. Последовал новый взрыв, мощный поток задымленного воздуха вырвался наружу и сорвал детей с парапета. Флаг закружился в воздухе, словно огромный осенний лист.
Обстоятельства сложились уникальные. Если бы они просто спрыгнули, как планировал Конор, их общий вес оказался бы слишком велик, чтобы флаг мог замедлить спуск. Однако восходящий поток воздуха подхватил импровизированного воздушного змея, подбросил его вверх еще на добрую сотню метров и понес в сторону моря. Они повисли в небе, подпираемые снизу воздушным потоком. Невесомые. Небо наверху и море внизу.
«Я лечу! — думал Конор. — Я помню, как это было».
Потом полет закончился, началось падение, и, хотя флаг существенно замедлял его, оно казалось ужасно быстрым. Перед глазами все слилось в калейдоскоп осколков голубого и серебристого цветов. Время от времени флаг ловил небольшой ветер и подскакивал в воздухе. Конор смотрел, как облака кружатся над ним, вытягиваясь кремовыми полосками. И все время он так крепко обнимал Изабеллу, что заболели пальцы. Конор смеялся и плакал, он понимал, что, когда они ударятся о воду, будет больно.
Они рухнули в океан. Это и вправду было больно.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:00 | Сообщение # 20
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Увидев дочь на парапете, король Николас попытался вскарабкаться на башню с безрассудством пса, рвущегося выбраться из колодца. В считанные секунды он сорвал ногти, пальцы начали кровоточить.
Виктор Вигни оттащил его от стены.
— Подождите, Ник. Это еще не конец. Подождите. Мальчик… Он…
Николас вперил в него взгляд обезумевших, полных боли глаз.
— Что? Он что?
— Ну, посмотрите сами. Пошли. Нам понадобится судно, если ветер подхватит их.
— Судно? Судно? О чем вы?
— Пошли, Ник. Пошли.
Когда дочь Николаса взлетела в воздух, он взвыл и рухнул на колени.
Виктор смотрел в полном изумлении. Этот мальчик. Он особенный, кто бы он ни был. Может, девять, но не больше десяти. Какая находчивость! Взрыв подбросил их высоко; Виктор проследил взглядом траекторию полета и бросился на пирс, волоча за собой короля.
— Флаг может утопить детей, — задыхаясь, говорил он. — Рама сломается, и флаг обмотается вокруг них.
Король уже пришел в себя и вскоре, обогнав остальных, несся к пристани. Купавшему флагу уже мчались штук шесть лодок. Первым до ребят добрался маленький береговой ялик, несшийся по волнам под взмахами весел двух мускулистых рыбаков. Позади него до самого пирса тянулась вереница отставших лодок.
— Живы? — взревел Николас, но расстояние было слишком велико. — Они живы?
Флаг достали из моря и размотали, вытащив из него два мокрых комка. Виктор схватил короля за плечи и крепко сжал их. Ялик сделал крутой разворот и понесся к берегу, срывая веслами пену. Новости добрались быстрее его, передаваясь от лодки к лодке. Слова, поначалу неразличимые, с каждой последующей лодкой звучали все яснее.
— Живы! Живы! Оба!
Николас упал на колени и возблагодарил Бога. Виктор улыбнулся и захлопал в ладоши.
— Я приехал, чтобы учить принцессу, — воскликнул он, не обращаясь ни к кому конкретно. — Но я буду учить и этого мальчика… или, может быть, он будет учить меня.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:00 | Сообщение # 21
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
ГЛАВА 2
Щетка
На какое-то время Конор Брокхарт стал героем. Казалось, на острове не осталось человека, который не пришел бы к нему в дворцовый лазарет, чтобы выслушать рассказ об импровизированном планере и на удачу постучать по гипсу, наложенному на его сломанную ногу.
Изабелла приходила каждый день и частенько приводила с собой отца, короля Николаса. В один из таких визитов он принес свой меч.
— Я не хотел прыгать с башни, — запротестовал Конор. — Просто не смог придумать ничего другого.
— Нет, нет, — сказал Николас — Это церемониальный меч Трюдо. Я собираюсь сделать тебя пэром.[27]
— Вы сделаете меня пером? Это что, какая-то волшебная игра?
Николас рассмеялся.
— В некотором роде. Одно прикосновение этого меча, и ты станешь сэром Конором Брокхартом, а твой отец станет лордом Брокхартом, и, конечно, твоя мать станет леди Брокхарт.
Знаменитое оружие маячило в десяти сантиметрах от носа Конора, и это немного беспокоило его.
— Я не должен его целовать?
— Нет, просто прикоснись к лезвию. Хватит и одного пальца. Когда поправишься, устроим настоящую церемонию.
Конор провел пальцем по сверкающему лезвию. От прикосновения оно запело.
Николас отложил меч.
— Поднимайся, сэр Конор. Не в буквальном смысле, конечно, не прямо сейчас. Всему свое время. Когда поправишься, у меня для тебя будет новый учитель. Очень необычный человек, который работал со мной, когда я летал на аэростатах. Мне кажется, тебе он понравится больше, чем любому другому.
«Аэростаты!»
Что до Конора, то пэрство волновало его гораздо меньше, чем полеты на аэростатах.
— Я чувствую себя намного лучше, ваше величество, и мог бы встретиться с этим человеком уже сегодня.
— Не торопись, сэр Конор, — рассмеялся король. — Я попрошу его заскочить к тебе завтра. У него есть эскизы, которые наверняка тебя заинтересуют. Кое-что о летающих машинах тяжелее воздуха.
— Спасибо, ваше величество. Буду ждать встречи с ним.
Король со смехом взъерошил Конору волосы.
— Ты спас мою дочь, Конор. Она чуть не погибла из-за моей халатности и собственных пальчиков, которые так и чешутся, а ты спас ее. Я никогда этого не забуду. Никогда. — Он подмигнул мальчику. — И она тоже.
Король ушел, но его дочь осталась. За время всего посещения она не произнесла ни слова, да и вообще мало разговаривала с Конором после взрыва. Однако сегодня в ее карих глазах вспыхнул прежний огонек.
— Сэр-р-р-р Конор, — сказала она, перекатывая его титул во рту, словно твердую конфету. — Теперь тебя будет не так-то просто повесить.
— Спасибо, Изабелла.
Принцесса наклонилась и постучала по загипсованной ноге.
— Нет, сэр Конор Брокхарт. Это тебе спасибо.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:01 | Сообщение # 22
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
В тот день, поздно вечером, когда нянечка ушла наводить порядок в доме его матери, к Конору явился еще один посетитель. В лазарете было пусто, если не считать дежурной медсестры, сидящей на посту в дальнем конце коридора. Она задернула занавеску у постели Конора и оставила свет включенным, чтобы он мог почитать.
Конор просматривал «Аэронавтику» Джорджа Кэйли,[28] излагавшего теорию, что воздушное судно с неподвижным крылом, некоторой разновидностью двигателя и хвостом, который будет служить рулем, сможет переносить человека по воздуху.
Тяжеловатое чтение для девятилетнего мальчика. По правде говоря, Конор многие непонятные слова пропускал, но постепенно понимал все больше.
«Двигатель и хвост, — думал он. — Во всяком случае, лучше, чем летающий флаг».
И когда он заснул, ему приснился окутанный флагом сверкающий меч, тонущий в проливе Святого Георга.[29]
Его разбудил скребущий звук подошвы и тяжкий вздох крупного человека. Вздох, больше похожий на ворчание. Это был звук того рода, который любого мальчика заставил бы притвориться спящим. Конор лишь чуть-чуть приоткрыл глаза, стараясь дышать глубоко и ровно.
В кресле у постели сидел человек, его крупная фигура тонула в тени. Судя по красному кресту на груди, он принадлежал к гвардии Святого Креста[30] — сам маршал Бонвилан!
Дыхание у Конора участилась, и он замаскировал этот факт негромким стоном, как будто ему приснился ночной кошмар.
Что могло понадобиться здесь Бонвилану? В такой час?
Сэр Хьюго был прямым потомком Перси Бонвилана, служившего под началом первого короля Трюдо семьсот лет назад. Исторически сложилось так, что Бонвиланы всегда занимали высокие командные посты в армии Соленых островов, но имели право покидать ее и собирать собственную гвардию Святого Креста. Одно время ее члены использовались для набегов на материк или в качестве профессиональных солдат нанимались к европейским королям.
Этот Бонвилан был последним в роду и самым могущественным. Фактически сэра Хьюго еще несколько лет назад, после смерти короля Гектора, провозгласили бы премьер-министром, если бы некий специалист по родословным не откопал Николаса Трюдо, живущего в Соединенных Штатах и зарабатывающего на хлеб насущный воздухоплаванием.
Сэр Хьюго представлял собой необычную комбинацию воина и умного человека. Имея сложение солдата, отдавшего этому делу всю жизнь, он умел приводить сокрушительные аргументы, причем удивительно мягким голосом.
«Этот тип с Соленых островов обойдет вас не мытьем, так катаньем» — так, по слухам, отзывался о нем Бенджамин Дизраэли.[31]
Конор однажды слышал, как отец говорил, что единственной слабостью Бонвилана было жгучее недоверие по отношению к другим нациям, в особенности французам. Когда-то до маршала дошел слух о существовании французской армии шпионов, La Legion Noire,[32] в чью миссию входило собирать разведывательные данные об обороне Соленых островов. Бонвилан потратил тысячи гинеи,[33] охотясь на членов этой несуществующей группы.
Бонвилан дышал глубоко и мерно, как будто и сам спал. Только похлопывающий по колену палец затянутой в перчатку руки свидетельствовал о том, что сэр Хьюго бодрствует.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:01 | Сообщение # 23
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Спишь, мальчик? — неожиданно сказал он мягким голосом, в котором тем не менее таилась угроза. — Или, может, просто притворяешься?
Конор все так же молчал, плотно закрыв глаза. Внезапно, по непонятной причине, его охватил ужас.
Бонвилан наклонился вперед.
— Я никогда прежде не обращал на тебя внимания, маленький Брокхарт. Ты был для меня просто малышом. Но на этот раз… на этот раз будет справедливо сказать, что ты… спас того, кому надлежало умереть. Брокхарты. Всегда Брокхарты.
Конор услышал, как натянулась и захрустела кожа перчатки, когда Хьюго Бонвилан сжал пальцы в кулак.
— Поэтому мне захотелось взглянуть на тебя. Предпочитаю знать в лицо… друзей моего короля.
Конор чувствовал запах одеколона маршала, слышал его дыхание.
— Однако я уже наговорил слишком много, мальчик. Тебе требуется мир и покой для выздоровления после вашего чудесного спасения. Поистине чудесного. Но помни — я не спускаю с тебя глаз. Рыцари не спускают с тебя глаз.
Бонвилан встал, шурша накидкой Святого Креста, которую носил поверх костюма.
— Ладно, юный Брокхарт, мне пора уходить. Возможно, что меня тут вообще не было. Тебе привиделся сон. Так для тебя даже лучше.
Когда маршал уходил, занавеска у постели Конора зашелестела.
Осмелившись спустя несколько мгновений открыть глаза, Конор понял, что лицо Бонвилана находится всего в нескольких сантиметрах.
— А-а, проснулся наконец. Превосходно.
Я забыл постучать по гипсу. Может, твоя удача отчасти передастся и мне. — Маршал высоко поднял сломанную ногу Конора и дважды резко ударил по ней; мальчик лежал, словно каменный. — Будем надеяться, ты не раздаришь другим свою удивительную удачу, юный Брокхарт. Тебе она еще пригодится.
Бонвилан подмигнул ему и ушел. Занавеска колыхалась за ним, словно призрак.
«Может, это и впрямь был сон. Просто ночной кошмар».
Однако нога все еще тупо ныла после того, как Бонвилан поднял ее. В оставшуюся часть ночи Конор Брокхарт спал мало.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:01 | Сообщение # 24
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Из полутора миллиардов жителей Земли, возможно, всего человек пятьсот могли помочь Конору раскрыть свой потенциал пилота. Одним из них был король Николас Трюдо, а вторым — Виктор Вигни. То, что эти трое сошлись вместе как раз во время бурного роста технических изобретений, можно рассматривать как маленькое чудо.
Борьба за небеса изобилует такими случайно возникшими группами. Уильям Самюэль Хенсон и Джон Стрингфеллоу;[34] Жозеф Луи Гей-Люссак и Жан Батист Био;[35] и конечно, Чарльз Грин и астроном Спенсер Раш.[36] Братьев Райт[37] вряд ли можно отнести к этой категории, учитывая, что их встреча была предопределена, поскольку они в детстве делили одну спальню.
Конор давно знал об интересе Николаса к воздухоплаванию — в конце концов, тот много лет зарабатывал этим на жизнь. Конор и Изабелла провели немало вечеров у камина в апартаментах Николаса, зачарованно слушая исполненные драматизма рассказы короля о его воздушных приключениях. И конечно, в этих рассказах присутствовал Виктор Вигни. В них он выступал как невысокий человек, говорящий с сильным акцентом, робкий и постоянно попадающий в ситуации, когда королю Николасу приходилось его спасать.
Тот Виктор Вигни, с которым Конор встретился лично, сильно отличался от описанного королем Николасом. Он не был ни низеньким, ни робким; более того, в замке поговаривали, что это Виктор Вигни спас короля.
В тот день, когда Конора выпустили из лазарета, он сразу похромал в апартаменты Виктора на втором этаже главного здания. Это помещение всегда резервировалось для особ королевской крови, прибывших с визитом, однако теперь здесь, похоже, прочно обосновался француз. Стены были покрыты схемами, с потолка свисали астрономические карты. Стоящий в углу скелет украшала обгоревшая шляпа с пером, костлявая рука сжимала кривую турецкую саблю. На подставке поблескивало другое оружие, и легкое, и тяжелое. Рапира, сабля, палаш.
Сам хозяин находился на балконе и, раздевшись до пояса, делал какие-то упражнения. Это был высокий, мускулистый человек и, судя по его движениям, начисто лишенный робости. Конору захотелось немного понаблюдать за ним. Движения француза были медленные, точные, плавные и прекрасно контролируемые. Создавалось впечатление, что упражнения труднее, чем кажутся.
— Шпионить невежливо, — не оборачиваясь, сказал Виктор со своим ярко выраженным французским акцентом. — Надеюсь, ты не шпион?
— Я не шпионю, — ответил Конор. — Я учусь.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:01 | Сообщение # 25
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Вигни выпрямился и тут же встал в новую позицию: руки в стороны, колени согнуты.
— Прекрасный ответ, — Он усмехнулся. — Иди сюда.
Конор, прихрамывая, вышел на балкон.
— Это называется тайцзи.[38] Практикуется в Китае с четырнадцатого столетия. Я научился этому боевому искусству у одного фокусника на базаре. Он утверждал, будто ему сто двадцать лет. Власть над разумом и телом. С этого будет начинаться каждый наш учебный день. Потом каратэ острова Окинава, а потом фехтование. Книги мы будем открывать после завтрака. Естественные науки, математика, история и беллетристика. В основном, из области воздухоплавания, поскольку это моя страсть, jeune homme.[39] И, готов поспорить, твоя тоже, судя по твоим подвигам с полетом на воздушном змее.
Каратэ и воздухоплавание. Не сказать чтобы занятия, традиционные для принцессы.
— Изабелла будет приходить?
— После одиннадцати. Для нее — вышивание, этикет и геральдика, хотя изредка она будет принимать участие в фехтовании. Итак, занимаясь по четыре часа в день, мы узнаем, как сражаться и как летать.
Конор улыбнулся. Сражаться и летать. Его последний учитель начинал день с латыни и поэзии. Иногда латинской поэзии. Сражаться и летать — это звучало гораздо приятнее.
— Ну, как чувствует себя твоя нога? — спросил Виктор, натягивая рубашку.
— Сломанной.
— Да ты не только летчик, но и шутник. Не сомневаюсь, что ты будешь сыпать остротами, даже когда твой планер врежется в склон горы.
«Планер? — подумал Конор. — У меня будет планер? И что там насчет горы?»
Виктор отступил на шаг, сложил на груди руки и вперил в ученика оценивающий взгляд.
— У тебя есть потенциал, — сказал он наконец. — Худощавое сложение. Лучше всего для воздухоплавателя. Большинство людей не понимают, что полет на аэростате требует умения владеть своим телом: быстрая реакция и тому подобное. Управление оснащенной двигателем летающей машиной тяжелее воздуха потребует гораздо большего, так мне кажется.
Сердце Конора подскочило в груди.
«Летающая машина?»
— И у тебя есть мозги, что доказало твое спасение с башни. Больше мозгов, чем у вашего короля, набившего лабораторию взрывоопасными веществами. Он делал это годами, как тебе известно, так что пожар был лишь вопросом времени. Что касается твоих личных качеств, то принцесса Изабелла утверждает, что ты не самый противный человек в замке, и поскольку это исходит от особы женского пола, то дорогого стоит, сэр Конор.
Конор вздрогнул. Этот титул все еще оскорблял его слух. Было бы гораздо лучше, если бы его никогда не использовали. Хотя он обратил внимание, что сегодня повариха вроде бы без всякой причины дала ему яблоко. И сделала реверанс. Реверанс? Это же та самая повариха, которая всего две недели назад стукнула его по спине обсыпанной мукой скалкой!


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:01 | Сообщение # 26
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Итак, ты готов учиться, парень?
— Да, сэр. Более чем готов… страстно желаю.
— Хорошо, — сказал Виктор. — Превосходно. Теперь подойди-ка сюда. У меня есть кое-какие мази, которые должны помочь твоей ноге окрепнуть. И упражнения тоже, для пальцев ноги.
Во все это верилось с трудом, не больше чем в существование оснащенной двигателем летающей машины тяжелее воздуха. Однако то была эра открытий, и Конор был готов поверить во что угодно. Виктор достал с высокой полки керамическую банку. Крышка представляла собой вощеный холст, перевязанный бечевкой. Когда крышку сняли, запах не был похож ни на что известное Конору.
— Делать эту мазь меня научил один фокусник-африканец из Сахары, у которого был номер с верблюдом. — Виктор набрал мази на два пальца и принялся втирать ее в то место ниже колена, где кончался гипс — Пусть она просочится под гипс. Пахнет, как задница Вельзевула, но когда гипс снимут, пострадавшая нога будет лучше, чем здоровая.
От мази по коже Конора побежали мурашки. Горячо и холодно одновременно.
— Если мы ученые, — спросил он, стараясь сохранять уважительный тон, — зачем нам уметь сражаться?
Виктор Вигни запечатал банку, обдумывая ответ.
— Вообще-то я рассчитываю, Конор Брокхарт, — но это между нами, — что мы будем учиться летать, и, когда этот день настанет и у нас будет наша замечательная машина, кто-то может попытаться ее украсть. Со мной такое уже случалось. Я построил из ивняка и шелка прекрасный планер. Воздух пел, когда он летел. Я пролетал под видом обезьяны больше тридцати метров. Шесть недель я был главной приманкой рынка. Каждый вечер шатер набивался до отказа.
Перед мысленным взором Конора возник этот планер. Обезьяна. Потрясающе.
— И что произошло?
— Был там один русский, метатель ножей. Однажды ночью он пришел к моей повозке в компании шести дружков. Они сожгли мой планер, так что остался лишь пепел, а меня как следует поколотили. Прогресс, видите ли, угрожал их благополучию. Если выбор такой: летающая обезьяна или метатель ножей, кому нужен метатель ножей?
— Возможно, матери метателя ножей.
Виктор провел пальцами по своим черным волосам, как бы желая удостовериться, что они по-прежнему торчат.
— Возможно, мой забавный jeune homme. Но с другой стороны, женщины любят симпатичных обезьян. Есть немало матерей, которые пренебрегут своей родней ради возможности поглазеть на летающую обезьяну. Суть в том, что, если нагрянут метатели ножей, ты должен быть готов.
Конор вспомнил визит маршала Бонвилана. «Будем надеяться, что ты не раздаришь другим свою удивительную удачу, юный Брокхарт. Тебе она еще пригодится».
— С чего начнем? — спросил он.
Виктор взял с подставки тонкое лезвие.
— Начнем с того, что является душой фехтования. — Он со свистом рассек воздух. — С рапиры.
Вот так и началась работа.
Позже, в тяжелые времена, когда Конор Брокхарт, одинокий и впавший в уныние, вспоминал свою жизнь, немногие годы в обществе Виктора Вигни всегда выделялись как самые счастливые.
Они изучали боевые искусства, бокс и оружие.
— Первым подлинным мастером фехтования, оставившим нам реальное руководство по ведению борьбы, был Ахилл Мароццо, — говорил Виктор своему ученику. — Его «Opera Nova» теперь наша библия. Читай ее, пока она не станет частью тебя. Когда эта книга истреплется, мы двинемся назад во времени к Филиппо Вади.[40]
Они проводили долгие часы на тренировочных матах, воплощая в практику теории этих мастеров.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:02 | Сообщение # 27
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Прежде всего ты должен научиться держать меч. Думай о нем как о дирижерской палочке. Если использовать его правильно, ни один необученный человек в мире не выстоит против тебя.
Конор учился наносить удары, парировать, делать обманные выпады, ускользать и колоть. Каждое утро он терял с потом литры жидкости, а потом возмещал их кружкой мерзкого на вкус восточного чая Виктора.
Его первым оружием была короткая рапира, но по мере того, как крепли запястья, он перешел к шпаге, сабле и полномерной рапире. Месяцем раньше Виктор спилил гипс с ноги Конора, но вместо него заставил носить пропитанную чем-то повязку, от которой пожелтели и простыни, и сама нога.
— Еще один цирковой трюк? — спросил Конор.
— Нет, — ответил француз. — Один мой американский друг просто кудесник в том, что касается припарок и настоек. Это Ник посылал за ним. Я расскажу тебе больше, когда он закончит свою работу.
Этим его объяснения и ограничились.
Сам Виктор в основном предпочитал кортик.
— Уж конечно, не палаш, если только ты не собираешься в Крестовый поход, но даже и в этом случае вспомни, что случилось с крестоносцами. Пока они поднимали свои палаши, Саладин[41] успевал кривой саблей вспороть им животы.
Француз ознакомил Конора с трюком цирковых артистов — умением освобождаться от цепей.
— Ученые — враги традиций. — Он водрузил на стол ящик с самыми разными наручниками. — А именно традициям обязаны своим происхождением все тюрьмы.
В результате немало часов они потратили, открывая отмычкой замки и развязывая узлы. Конор по-настоящему оценил тайцзи, когда его привязали к креслу, а перед ним на стол положили аппетитное яблоко. Теперь он был способен растягивать отдельные части собственного тела, в то время как раньше не мог продуктивно пользоваться скребком для спины или разглядеть ее в зеркало.
Виктор был убежден, что каждый — специалист в том деле, которым занимается.
— Поговори с отцом об огнестрельном оружии, — наставлял он Конора. — Ник говорит, что Деклан Брокхарт — самый лучший снайпер, какого он когда-либо видел, а ведь мы провели целое лето с Диким Биллом Хикоком[42] в Абилине,[43] так что это очень высокая оценка.
Деклан был счастлив способствовать образованию сына и начал брать его с собой на Стену во время патрулирования и на полигон, прихватывая вещмешок с оружием. Он стрелял из кольта, ремингтона, веттерли-витали,[44] спенсера, винчестера и дюжины других моделей. Конор оказался от природы метким стрелком и учился быстро.
— На четырнадцатый день рождения ты получишь собственную винтовку Шарпса, — обещал ему отец. — К тому времени станет ясно, что лучше подходит для твоего плеча. Я подарил бы тебе ее и сейчас, но твоя мать считает, что для десяти лет это слишком рано.
Единственное оружие, из которого Виктор когда-либо давал пострелять Конору, был его наградной кольт «Миротворец», подаренный самим Диким Биллом.
— Он пригласил меня сопровождать его в Дедвуд,[45] — рассказывал француз Конору. — Но воздухоплавателю там делать нечего. Золотоискатели имеют привычку расстреливать аэростаты. Да и я слишком хорош для захудалого городка старателей.
Все занятия по укреплению тела были замечательны, однако по-настоящему Конор жаждал интеллектуального вызова. Виктор обещал, что они будут строить летающую машину, и не разочаровал его. Способность защищаться — без сомнения, хорошо, просто необходимо, однако Конор был одержим идеей полета.
— Это настоящая гонка, jeune homme, — говорил ему француз как-то утром, когда они натягивали шелк на раму крыла, сделанного из бальзы.[46] Дерево специально для них доставили морем из Перу. — Многие мировые изобретатели и искатели приключений ломают головы над этой проблемой. Человек будет летать, это неизбежно. Более двадцати лет назад триплан Кэйли уже перевозил человека. Венхам и Браунинг построили аэродинамическую трубу для изучения сопротивления движению тела сквозь газ. Альфонс Пено[47] был так уверен в своих расчетах, что разработал убирающееся шасси. Убирающееся! Гонка в разгаре, Конор, не стоит заблуждаться, и мы должны первыми добраться до финиша. К счастью, король поддерживает наши усилия, так что недостатка в средствах не предвидится. Николас понимает, что означает для Соленых островов возможность летать. Острова больше не будут отрезаны от мира. Алмазы можно будет транспортировать, не опасаясь нападения бандитов, а медикаменты доставлять по воздуху из Европы. Доставлять по воздуху, Конор!
Конор думал об этом. По правде говоря, он вообще больше ни о чем не думал. Каждую свободную минуту он использовал, чтобы набрасывать эскизы или строить модели. Об играх в пиратов и поедании насекомых он давно позабыл.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:02 | Сообщение # 28
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Иногда отца это огорчало.
— Неужели тебе не хотелось бы иметь друга? Просто поиграть, повозиться в грязи, пусть даже испачкаться?
Однако мать Конора восхищалась тем, что сын унаследовал свойственную ей любовь к науке.
— Наш мальчик ученый, Деклан, — говорила она, помогая Конору обтягивать крыло или вырезать пропеллер. — Гонку за возможностью летать не выиграешь, валяясь в грязи.
Конор сделал для лампы в своей комнате абажур — бумажный экран, украшенный изображениями летательного аппарата Леонардо да Винчи, аэростата Монгольфье[48] и парового двигателя Кауфмана,[49] теоретически пригодного для машины тяжелее воздуха. По ночам жар лампочки заставлял вращаться эти тени, и Конору нравилось лежать, глядя, как проекции удивительных машин скользят по потолку.
«Когда-нибудь, — засыпая, думал он. — Когда-нибудь этот день настанет».


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:02 | Сообщение # 29
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
ГЛАВА 3
Изабелла
Конору исполнилось четырнадцать, когда учитель и ученик пришли к выводу, что пилотируемый полет для них не за горами. Они построили сотню моделей и несколько планеров в натуральную величину; все эти творения закончили тем, что развалились на куски и были преданы огню. Их труды давали не только пищу огню, но и работу языкам в островной таверне. Общее мнение сводилось к тому, что француз чокнутый и, похоже, парень Брокхартов движется в том же направлении. Тем не менее излюбленным развлечением многих было пойти вечерком посмотреть, как взрослый человек прыгает с высокой стены, хлопая бумажными крыльями. К тому же король оплатил счета за доставку экспериментальных двигателей из Германии и специального дерева из Южной Америки.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:02 | Сообщение # 30
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
«Волшебного дерева, — хихикали умники в таверне. — Пропитанного волшебной пылью».
Не то чтобы жители Соленых островов были недовольны тем, как Добрый Король Ник тратит свои алмазы, даже если львиная доля их уходила на какого-то французского летчика. Сейчас жизнь на Соленых островах была лучше, чем на протяжении многих поколений. Для тех, кто хотел, всегда имелась работа. И возможность получить образование тоже, а также продолжить его в Дублине и Лондоне — для наиболее одаренных, кого не удовлетворяла просто работа ради заработка.
Лазарет был укомплектован прекрасными инструментами и приборами. Канализационные трубы уносили нечистоты далеко в море, что значительно уменьшило заболеваемость. Крысы остались в прошлом, по крайней мере на Большом Соленом, и рыцарей Бонвилана держали на коротком поводке. Не стало ни избиений, ни заключения в тюрьму без расследования, к чему маршал, да благословит его Бог, питал особую склонность. Можно было получить ссуду для улучшения жилищных условий, планировалось протянуть телефонные кабели между Большим Соленым, Малым Соленым и даже материковой Ирландией. Поэтому никого не волновало, что король желает доставить себе удовольствие маленькими учеными побрякушками. Не похоже, чтобы этот француз когда-нибудь и впрямь полетел. Человек, даже в птичьем наряде, все равно человек.
Вес и размах крыльев оставались главными проблемами Конора и Виктора. Как может летать в воздухе то, что тяжелее него? Только если вытеснять воздух под крыльями достаточно быстро, чтобы создать подъемную силу, которая сведет на нет силу тяжести. А чтобы создать подъемную силу, нужны большие и, следовательно, тяжелые крылья. Если же сделать маленькие крылья, они должны быть соединены с машиной, которая сама по себе тяжелая. Любое решение создавало множество проблем.
Несмотря на более чем три года неудач, Виктор верил, что они идут правильным путем.
— Нужно научиться управлять, прежде чем лететь с двигателем. Планирование — вот первый шаг. Лилиенталь — вот наш образец.
Немецкий авиатор Отто Лилиенталь пролетел больше двадцати метров на своем планере «Derwitzer». Он был самым последним героем Виктора и Конора.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
Астроград » Библиотека » Авиатор » Авиатор (она одна, и только одна!)
Страница 2 из 14«12341314»
Поиск: