Воскресенье, 19.11.2017, 17:19

Астроград

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 141231314»
Модератор форума: Василиса, Диана, Алиса 
Астроград » Библиотека » Авиатор » Авиатор (она одна, и только одна!)
Авиатор
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:53 | Сообщение # 1
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Я скоро постараюсь выложить ВСЕ главы этой книги...
С Часодеями там проблема по-поводу ВСЕХ глав, а вот с Авиатором таких проблем вроде бы не предвидится....




<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:56 | Сообщение # 2
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Йон Колфер
Авиатор
Посвящается Деклану Демпси
ПРОЛОГ
Конор Брокхарт был рожден, чтобы летать, точнее говоря, рожден в полете. Хотя судьба Брокхарта пестрит фантастическими событиями, труднее всего поверить в рассказ о его первом полете летом 1878 года. Но тому были тысячи свидетелей. Сообщение о появлении Брокхарта на свет в корзине воздушного шара можно прочесть — за весьма умеренную плату — в архивах французской газеты «Ле пти журналь», доступных для любого любопытствующего в Национальной библиотеке.
В газетной статье помещена черно-белая фотография, удивительно четкая для своего времени; ее сделал репортер, по счастливой случайности оказавшийся в тот момент в садах Трокадеро.[1]
На этой фотографии легко узнаваемы капитан Деклан Брокхарт и его жена Кэтрин. Он, спокойный и статный, в малиновой с золотом форме снайпера Соленых островов;[2] она, потрясенная, но довольная — улыбающаяся. И здесь же, на руках у Брокхарта-старшего, — малыш Конор, со светлыми волосами отца и большим, умным лбом матери. От роду ему не больше десяти минут, однако благодаря игре света и тени кажется, будто его взгляд сфокусирован. Подобное вряд ли возможно. Но представьте на мгновение, что так оно и было: в таком случае первое, что увидел малыш Конор, — это летящее над ним безоблачное небо Франции. Стоит ли удивляться, что он стал тем, кем стал?


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:56 | Сообщение # 3
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Париж, лето 1878 года

Всемирная выставка была самой впечатляющей за все годы своего существования — свыше тысячи участников со всех концов света.
По настоянию короля капитан Деклан Брокхарт отправился с Соленых островов во Францию. Кэтрин по собственному желанию сопровождала мужа. Она была женщиной-ученым и желала собственными глазами увидеть шумно разрекламированную Галерею машин, где, как было заявлено, представлены изобретения, которые в будущем существенно улучшат жизнь.
Король Николас послал чету Брокхарт в Париж с целью выяснить, можно ли создать подразделение воздушных шаров для укрепления боеспособности Соленых островов.
На третий день путешествия супруги в легком экипаже ехали по Авеню-дель-Опера[3] в сады Трокадеро, где намечался показ эскадрильи воздухоплавательных шаров.
— Чувствуешь? — Кэтрин приложила ладонь мужа к своему животу. — Наш сын рвется на свободу. Жаждет сам стать свидетелем всех этих чудес.
Деклан рассмеялся.
— Ему — или ей — придется немного подождать. Через шесть недель мир останется на своем месте.
Прибыв в сады Трокадеро, Брокхарты нашли эскадрилью воздушных шаров в тени статуи Свободы или, точнее, ее головы. Всю статую по завершении выставки планировалось подарить Соединенным Штатам, но на данный момент экспонировалась лишь одна голова Леди Либерти, как ее часто называли.[4] Рядом с ней остальные предметы выглядели карликами, и это поражало воображение. Насколько же огромна будет вся статуя, когда в конце концов встанет на страже в гавани Нью-Йорка!
На лужайке, вежливо отгородившись от любопытных с помощью бархатного шнура, члены воздухоплавательной эскадрильи накачивали газом управляемый аэростат. Деклан Брокхарт подошел к часовому и вручил ему рекомендательное письмо французского посла с Соленых островов. Спустя несколько минут к ним вышел капитан эскадрильи Виктор Вигни.
Вигни был гибкий, смуглый мужчина, с крючковатым носом и абсолютно черными волосами, стоящими на голове торчком, словно щетка.
— Bonjour,[5] капитан Брокхарт. — Он снял белую перчатку и тепло пожал руку офицера Соленых островов. — Мы ждали вас — Француз отвесил глубокий поклон. — А это, надо полагать, мадам Брокхарт. — Вигни с видом притворного смущения пробежал взглядом по тексту письма. — Однако, madame, тут нигде не сказано, насколько вы хороши собой.
Француз сопровождал эти слова такой очаровательной улыбкой, что Брокхарты при всем желании не смогли бы обидеться.
— Вот, капитан. — Вигни сделал эффектный жест в направлении аэростата. — Предоставлю вам Le Soleil, «Солнце». Что вы о нем думаете?
Аэростат был, без сомнения, великолепен: удлиненный золотистый баллон, мягко покачивающийся над обтянутой кожей корзиной. Деклана Брокхарта, однако, интересовала не столько внешняя, сколько техническая сторона дела.
— Этот более остроконечный, чем те, которые мне приходилось видеть, — сказал он.
— Обтекаемый, — поправил его Вигни. — Скользит по небу, словно его тезка.
Кэтрин отпустила руку мужа.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:56 | Сообщение # 4
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Смесь хлопка и шелка. — Она, откинув голову и сощурив глаза, разглядывала аэростат. — Сдвоенные пропеллеры на корзине. Искусная работа. Как быстро он летит?
Вигни быстро заморгал, услышав технические комментарии от женщины, но постарался скрыть удивление.
— Шестнадцать километров в час. С божьей помощью и попутным ветром.
Кэтрин отогнула уголок кожи, так что стала видна плетеная корзина.
— Ивовые прутья, — сказала она. — Создают упругую подушку.
Вигни был очарован.
— Да. Absolument.[6] Эта корзина выдержит пятьсот часов в небе. Французские корзины лучшие в мире.
— Très bien,[7] — сказала Кэтрин.
Она приподняла край юбки и по приставной деревянной лестнице поднялась к корзине, демонстрируя поразительную резвость для женщины на восьмом месяце беременности. Мужчины рванулись вперед, чтобы остановить ее, но она не дала им и слова вымолвить.
— Осмелюсь заметить, что знаю о науке воздухоплавания больше вас обоих. Я пересекла Кельтское море[8] не для того, чтобы стоять на каком-то хваленом поле и смотреть, как мой муж проводит испытания одного из чудес света.
Кэтрин произнесла все это совершенно спокойно, но только полный кретин не уловил бы сталь в ее голосе.
Деклан вздохнул:
— Хорошо, Кэтрин. Если капитан Вигни позволит…
В ответ Вигни по-французски выразительно пожал плечами, как бы говоря: «Позволю? Жаль мне того мужчину, который встанет на пути этой женщины».
Кэтрин улыбнулась:
— Ну, вот и хорошо, все улажено. Когда отбываем?

Около трех часов дня «Солнце» отцепилось от якорей и быстро поднялось на высоту несколько сот метров.
— Вот мы и в небесах, — вздохнула Кэтрин, крепко сжимая руку мужа.
Молодая пара посмотрела вверх, на днище аэростата. Шелк мерцал и искрился в лучах солнца, по его поверхности пробегали золотистые волны. Грохот над головой напоминал отдаленные громовые раскаты. А внизу, словно изумрудные озера, раскинулись сады Трокадеро; голова Леди Либерти возвышалась над ними наподобие легендарного Титана.
Вигни включил маленький паровой двигатель, питающий сдвоенные пропеллеры. Ветер уносил дым прочь от корзины.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:56 | Сообщение # 5
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Впечатляет, да? — прокричал он сквозь тарахтение двигателя. — Как насчет того, что бы сделать заказ?
Деклан притворился, будто не очень-то удивлен.
— Не знаю, не знаю. Сомневаюсь, что такие маленькие пропеллеры способны противостоять океанскому ветру.
Вигни уже собрался с пеной у рта отстаивать достоинства своего дирижабля на паровой тяге, когда по небу вдруг прокатился резкий, звонкий треск. Этот звук был хорошо знаком обоим военным.
— Ружейный выстрел. — Вигни посмотрел вниз, на землю.
— Винтовка, — мрачно заметил Деклан Брокхарт; будучи капитаном снайперов Соленых островов, он сразу же узнал звук. — С дальнего расстояния. Может, винтовка Шарпса.[9] Смотрите, вон там.
На западной границе садов поднимался в небо столб серо-голубого дыма.
— Ружейный дым, — согласился Вигни. — Хотелось бы знать, в кого целились.
— Тут нет вопроса, monsieur, — дрожащим голосом сказала Кэтрин. — Посмотрите наверх. Аэростат.
Мужчины окинули взглядами золотистую оболочку в поисках прокола. И нашли его. Пуля вошла через нижний правый квадрант и вышла через верхнюю левую секцию.
— Почему мы еще живы? — удивился Деклан.
— Пули недостаточно, чтобы воспламенить водород, — объяснил Вигни. — Это может сделать только зажигательный снаряд.
Кэтрин была в шоке. Впервые за всю ее короткую жизнь смерть оказалась совсем рядом — и не только ее собственная. Она подвергла риску жизнь будущего ребенка!
— Нужно быстро спускаться! — воскликнула Кэтрин, обхватив руками живот. — Прежде чем порвется оболочка.
На протяжении нескольких последующих минут Вигни демонстрировал свое мастерство воздухоплавателя. Взгромоздившись на край корзины, одной рукой он держался за стойку, другой выпускал из шара газ, а ногой толкал румпель.[10]«Солнце» по плавной дуге пошло вниз. Вигни планировал посадить его внутри очерченной бархатным шнуром зоны.
Деклан Брокхарт не отходил от жены. Силь ная и упрямая от природы, Кэтрин была все же потрясена выстрелом. И это способствовало тому, что роды начались прежде времени. Тело осознало, что оказалось в смертельной опасно сти, и, следовательно, для ребенка лучше поско рее выйти на свет. Приступ боли был настоль ко силен, что у Кэтрин подогнулись колени. Она упала на спину, по-прежнему обхватывая руками живот.
— Наш сын рвется наружу, — тяжело дыша, сказала она. — Не хочет больше ждать.
Вигни чуть не свалился с края корзины.
— Mon Dieu![11] Но, madame, это совершенно невозможно. Я не могу позволить чему-либо подобному произойти на своем корабле. Я даже не знаю, можно ли считать это счастливой приметой или нет. Что ж, придется перейти на ручное управление, хотя может пострадать какой-нибудь альбатрос.
У Вигни была такая черта: в тревожные ми нуты он начинал неудержимо болтать и даже становился развязен. Что не мешало ему ис правно делать свое дело. Он умело направлял дирижабль к месту посадки, то выпуская газ, то перекрывая его.
На полу тесной корзины Кэтрин тужилась, выталкивая дитя. При одной особо сильной схватке она непроизвольно раскинула ноги в стороны. Удар, пришедшийся мужу в голень, оказался очень кстати, выведя его из состояния, близкого к панике.
— Что я могу сделать, Кэтрин? — спросил он, стараясь говорить как можно спокойнее, словно рождение ребенка в падающем аэростате было вполне обыденным событием.
— Держи меня крепче, чтобы меня не болтало, — сквозь стиснутые зубы попросила Кэтрин. — И помоги мне, зафиксируй себя, мне надо отталкиваться от чего-либо тяжелого.
Деклан сделал, как ему было сказано, через плечо крикнув Вигни:
— Не дергай! Постарайся не дергать, друг!
— Обращайся к Господу Богу! — ответил Вигни. — Он посылает порывы ветра, не я.
Вообще-то все обстояло не так уж и плохо. Оболочка была повреждена, но лишь частично. Брокхарты возились на полу, поглощенные произведением на свет новой жизни.
И они, без сомнения, справились бы. Вигни уже предвкушал первый глоток шампанского, которое он потребует подать в тот момент, как только его ноги коснутся земли. Но тут воздух разорвали новые ружейные выстрелы. Обе пули попали в аэростат, на этот раз результат оказался куда более плачевным. Одна пуля прошла примерно там же, где ее предшественница; зато вторая пробила шов, и по поверхности аэростата снизу вверх побежала волна. Воздух и газ вырывались наружу, пронзительно вопя, словно стая баньши.[12]
Вигни упал в корзину на широкую спину Деклана Брокхарта и отлетел в угол. Теперь все они были в руках Божьих. При таком серьезном повреждении оболочки ни о каком управлении аэростатом не могло быть и речи. Они быстро падали; съеживающийся аэростат хлопал над ними. Забыв о собственной судьбе, Кэтрин и Деклан сосредоточились на ребенке.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:57 | Сообщение # 6
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Уже почти все, моя дорогая! — прокричал Деклан.
Разум Кэтрин отчаянно протестовал, и все же она взяла себя в руки и последним усилием вытолкнула младенца в солнечный мир. Ребенок не заплакал, а сразу же вцепился в палец отца.
— Мальчик! — восторженно произнес Деклан. — Мой храбрый сын.
Кэтрин не позволила себе и минутной передышки. Наклонившись вперед, она схватила мужа за лацкан.
— Не дай ему умереть.
Слова ее прозвучали как простой и ясный приказ.
Вигни завернул новорожденного в голубой мундир воздухоплавательной эскадрильи.
— Нам остается только молиться, — сказал он.
Деклан Брокхарт встал. Ему хватило одного взгляда, чтобы оценить серьезность ситуации. Корзина находилась в свободном падении, летя прямо в направлении головы Леди Либерти. Любой сильный удар приведет к гибели младенца, а Деклану было приказано не допустить этого.
Но как избежать неизбежного?
Их спасла судьба; по крайней мере, заступилась за них на некоторое время. Оболочка аэростата, испустив последний вздох, зацепилась за третий и четвертый лучи короны статуи Свободы. Материя рвалась и собиралась складками, набиваясь между лучами и тормозя тем самым снижение корзины.
— Провидение, — одними губами прошептал капитан Брокхарт. — Мы спасены.
Корзина раскачивалась, как маятник, всякий раз задевая округлость щеки Леди Либерти. Медная поясная скульптура звенела, словно церковный колокол, привлекая внимание зевак. Кэтрин обнимала малютку-сына, надеясь по возможности смягчить удар. Куски оболочки аэростата рвались с треском, напоминающим артобстрел.
— Аэростат не выдержит, — сообщил Вигни. — А до земли нам еще метров шесть.
Деклан кивнул.
— Нужно привязать его к статуе. — Он схватил якоря «Солнца» и бросил один из них Вигни. — Ящик лучшего красного вина, если не промахнетесь.
Вигни прикинул якорь на вес.
— Шампанского, если не возражаете.
Мужчины зашвырнули якоря между двумя последними лучами короны Леди Либерти. Те дружно ударились о локоны статуи и заскользили вниз; от соприкосновения металлических поверхностей в воздух полетели искры. Прочно зацепившись по обеим сторонам короны, якоря остановились. Деклан и Вигни быстро протянули веревки через оба кольца корзины и крепко их связали.
Но момент счастья длился недолго. С визгом морской птицы материал аэростата сорвался с короны статуи, корзина, головокружительно кренясь, полетела вниз и остановилась, только когда натянулись якорные веревки. Они застонали, но выдержали.
— Теперь моя корзина — колыбель для вашего малыша, — заявил Вигни. — Шампанского. Ящик. Чем скорее, тем лучше.
Деклан присел, скрывшись за краем корзины, и потянул француза за манжету, пока тот не наклонился до его уровня.
— Ваш охотник, возможно, истратил еще не все пули, — сказал он.
— И то правда, — согласился с ним Виктор Вигни. — Но я думаю, что он сбежал. Теперь мы не представляем такой значительной цели, как прежде, и gendarmes[13] уже наверняка сели ему на хвост. Думаю, это был анархист. Они угрожали нам.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:57 | Сообщение # 7
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
В садах Трокадеро вся толпа стекалась к корзине. Люди пришли на Всемирную выставку, ожидая яркого зрелища, и оказались свидетелями небывалого, захватывающего приключения. Военные из воздухоплавательной эскадрильи прислонили лестницы к плетеной корзине — началась эвакуация «севших на мель» пассажиров «Солнца». Кэтрин с помощью галантного капитана Вигни спустилась первой. За ней шел гордый отец, обеими руками прижимая к себе «чудотворного» малыша.
Люди пораженно открыли рты и хлынули вперед. Ребенок! Когда корзина взлетала, никакого ребенка в ней не было. Казалось, будто они никогда прежде не видели младенцев.
«Родился в небе. Только представьте себе! Чудо-ребенок!» Леди и джентльмены, не стесняясь, отталкивали друг друга, страстно желая хотя бы мельком взглянуть на ангельское личико. «Смотрите, глаза открыты! А волосы почти белые. Может, это из-за высоты?»
Кто-то выстрелил пробкой от шампанского, итальянский граф раздавал всем кубинские сигары. Казалось, все собравшиеся празднуют тот факт, что младенец выжил.
Вигни схватил бутылку и сделал несколько больших глотков.
— Превосходное шампанское. — Он передал бутылку Деклану Брокхарту. — Очаровательный мальчик. Как вы его назовете?
Брокхарт улыбнулся, чувствуя себя невероятно счастливым.
— Может, Ангел? В конце концов, он пришел с небес. А вообще моя семья родом из Фландрии.
— Нет, Деклан, — сказала Кэтрин, поглаживая светлые, почти белые волосы сына. — Хотя он и ангел, но у него лоб моего отца. Его будут звать Конор.
— Конор? — с притворным возмущением воскликнул Деклан. — Твоя семья ирландская, моя фламандская. С какой стати Конор?
Вигни разжег две сигары и одну из них протянул гордому отцу.
— Сейчас не время спорить, mon ami.[14]
— Никогда не время спорить, — кивнул Деклан. — Конор так Конор. Самое подходящее имя для такого храбреца.
Вигни постучал костяшками пальцев по подбородку Леди Либерти.
— Как бы ни назвали этого мальчика, у Свободы он в долгу.
Это было второе знамение дня — Конору Брокхарту предстояло выплатить свой долг свободе. Первым знамением, конечно, было его рождение в воздухе. Вероятно, он и без «Солнца» стал бы летчиком, но, может быть, что-то пробудилось в нем именно в этот день. Одержимость небом, подчинившая себе жизнь Конора Брокхарта и всех, кто его окружал.

Спустя несколько дней после чудесного рождения сына капитан Деклан Брокхарт и его семья отплыли из Франции домой, в крошечное независимое государство под названием Соленые острова, неподалеку от побережья Ирландии.

С 1171 года на Соленых островах правила семья Трюдо. Именно тогда английский король Генрих II даровал их Раймонду Трюдо, могущественному и честолюбивому рыцарю. Это выглядело как злая шутка, поскольку в то время Соленые острова представляли собой всего лишь заселенные чайками скалы. Подарив Трюдо Соленые острова, Генрих выполнил обещание сделать его ирландским рыцарем, но одновременно давал понять, какая судьба ожидает впредь честолюбивых рыцарей.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:57 | Сообщение # 8
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Раймонд Трюдо запротестовал против такого дара, король в ответ сделал ему выговор, который Трюдо потом часто цитировал.
— Ты стал бы возражать против назначения, полученного от самого Господа? — согласно официальным записям, сказал Генрих. — Возможно, господин Трюдо считает себя выше своего короля. Возможно, господин Трюдо считает, что место короля подошло бы ему самому. Что же, так тому и быть. Ты с моего благословения возьмешь эти Соленые острова, но не как барон. Ты будешь править там как король, Раймонд Первый. Я не стану требовать ни десятины, ни податей с тебя и твоих потомков до скончания дней. А в качестве дополнительной награды можешь носить при моем дворе свою корону. Все, что найдешь на этих щедрых островах, принадлежит тебе.
Трюдо не оставалось ничего другого, кроме как поклониться и пробормотать слова благодарности, пусть и с горечью в душе. Это было ужасное оскорбление. На Соленых островах ничего не было, кроме морских птиц да птичьего помета, а во время бурных приливов — мелких соленых брызг, которым острова и обязаны своим названием.
Однако судьба Раймонда Трюдо была не столь плачевна, как поначалу казалось. Он отправился в ссылку на свои Соленые острова, и там один из его людей, огнем сгонявший чаек с насестов, обнаружил странную сверкающую пещеру. В ней оказалось месторождение алмазов — самая большая когда-либо обнаруженная и единственная в Европе шахта. Генрих сделал Раймонда Трюдо королем самого дорогого государства в мире.
Спустя семь столетий семья Трюдо по-прежнему властвовала там, несмотря на более дюжины попыток вторжения со стороны Англии, Ирландии и целых армий пиратов. Знаменитая Стена Соленых островов выдерживала обстрел пушками и удары таранов, а прославленные снайперы Соленых островов были обучены отстреливать бакенбарды у пиратов, находящихся на расстоянии мили. На Соленых островах существовали лишь две отрасли хозяйства: алмазы и оборона.
Тюрьма Соленых островов была переполнена мерзкими убийцами, засылаемыми Ирландией и Великобританией. Они работали в алмазных шахтах, пока не истекал срок их заключения или пока они не умирали. В основном они умирали. Наказание в виде работы на Малом Соленом означало смертный приговор. Никого это не волновало. Соленые острова на протяжении столетий делали множество людей богачами, и никто из них не хотел изменения этого статус-кво.
Но изменения все же назревали. Теперь на троне восседал новый король, американец по имени Николас Первый, или Добрый Король Ник, как его называли в народе. Пробыв у власти всего шесть месяцев, Николас сумел радикальным образом улучшить жизнь трех тысяч своих подданных, отменив налоги и построив современную дренажную систему, протянувшуюся от города Форт-на-Мысу к северной оконечности Большого Соленого.
Когда после трехдневного путешествия из Франции королевская яхта «Гагарка» прибыла в гавань Соленых островов, король Николас сам вышел встречать ее. По правде говоря, он мало походил на других королей наших дней — энергичный человек тридцати семи лет от роду, в добротном охотничьем костюме и плоской шляпе. Короткие, аккуратные бачки, волосы пострижены совсем коротко, на военный манер. Лицо смуглое, с крапинками едва заметных шрамов на лбу — следы того, что однажды он оказался на волосок от смерти рядом с взорвавшейся фугасной бомбой. Посторонний мог бы принять Николаса за королевского егеря, но уж никак не за короля. Это был человек не помпезный, не тяготеющий к ритуалам, ведущий жизнь простую, насколько это возможно в роскошном дворце. Во время американской Гражданской войны Николас служил стрелком и воздухоплавателем. Поговаривали, что в своих королевских апартаментах он спал на стульях у окна, потому что постель казалась ему слишком мягкой.
Николас представлял собой новый тип европейского короля — он был полон решимости всю имевшуюся в его распоряжении власть употребить на то, чтобы улучшить жизнь как можно большего числа людей. Добрый Король Ник. Деклан Брокхарт любил его как брата.
Деклан закрепил носовой линь[15] яхты и спрыгнул на берег, чтобы приветствовать своего монарха.
— Ваше величество, — сказал он с легким поклоном.
Король Николас поклонился в ответ и хлопнул друга по плечу.
— Деклан! Что спасло вас? Я прочел о вашем родившемся в воздухе малыше. Могу лишь молиться, чтобы он унаследовал замечательные черты своей матери.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:57 | Сообщение # 9
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Мужчины рассмеялись. По трапу спустилась Кэтрин, прижимая к груди драгоценную ношу, завернутую в одеяло.
— Кэтрин, — Николас подал ей руку, — вы, наверное, нуждаетесь в отдыхе?
— Я достаточно отдохнула на борту. — Она слегка отогнула одеяло Конора. — Ваш новый подданный рад приветствовать своего короля.
Николас заглянул в сверток и слегка удивился, обнаружив, что младенец глядит на него как бы оценивающим взглядом.
— О! — Он непроизвольно отступил. — Такой… внимательный.
— Да, — с гордостью заявила Кэтрин, — У него взгляд отца — снайперский.
Однако король Николас увидел нечто большее.
— Возможно. Но у него и подбородок Брокхарта. Чересчур упрямый. Хотя лоб ваш, Кэтрин. Возможно, будет ученым, как его мать. — Он пощекотал Конора под подбородком, — Ученые нам нужны. Из Америки, да и из Европы, на нас надвигается новый мир. Соленые острова не смогут сохранить независимость, если нам нечего будет предложить этому миру, а ведь алмазные шахты на Малом Соленом когда-нибудь себя исчерпают. Ученые, вот что нам требуется, — Король Николас натянул перчатки. — Учите его хорошо, Кэтрин.
— Постараюсь, ваше величество.
— И принесите его во дворец. Представьте Изабелле.
— Сразу же после завтрака, — пообещала Кэтрин.
Николас грустно улыбнулся.
— Мать Изабеллы была бы счастлива получить такой дар — завернутым и готовым. Такой прекрасный дар.
Король помолчал, вспоминая жену, но потом снова вернулся к действительности.
— А теперь, Деклан, сожалею, но вынужден отвлечь вас. По-видимому, какие-то контрабандисты опиума проникли в пещеру Леди Бродяги. Прямо у нас под носом.
— Я займусь этим, ваше величество. Вы проводите Кэтрин домой?
— Неплохая попытка, капитан. — Николас усмехнулся и хлопнул в ладоши. — Попытка удержать меня подальше от опасности.
Короля охватило возбуждение — старый солдат в нем получал удовольствие от погони. Однако в отличие от большинства старых солдат он не получал удовольствия от убийства. Этих контрабандистов отошлют работать в алмазную шахту на тюремном острове Малый Соленый, но без необходимости вреда им не причинят.
— Пошли, сейчас только-только рассвело и отлив. Преступники не любят подниматься рано, мы имеем шанс захватить их спящими.
Король попрощался с Кэтрин, прикоснувшись рукой к шляпе, и зашагал по пристани в сторону маленького кавалерийского отряда. Фактически это было все конное подразделение армии Соленых островов — дюжина опытных кавалеристов на ирландских жеребцах. Два коня были без всадников.
Деклану хотелось остаться с женой, но еще больше хотелось заняться делом.
— Мне нужно идти, Кэтрин. Король может пострадать в этих пещерах.
— Иди, Деклан. Позаботься о его безопасности; островам нужен Добрый Король Ник.
Капитан Брокхарт поцеловал жену, малыша и пошел вслед за королем. Кони нетерпеливо цокали копытами по доскам пристани, выбивая из них спиральные стружки.
— Твой отец — герой, — сказала Кэтрин Конору и помахала его крошечной ручкой вслед Деклану. — А теперь пошли домой и подготовимся к встрече с маленькой принцессой. Ты хотел бы встретиться с принцессой, мой упрямый ученый?
Конор загукал в ответ; похоже, он был не прочь.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:58 | Сообщение # 10
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
ЧАСТЬ 1
БРОКХАРТ
ГЛАВА 1
Принцесса и пират
Конор Брокхарт был выдающимся мальчиком — факт, ставший очевидным с самых ранних времен его идиллического детства. Природа обычно скупа на дары, раздавая их крайне неохотно, однако в распоряжение Конора она предоставила все, что могла предложить. Казалось, он обладал достоинствами всех своих предков: умом, сильным характером и привлекательностью.
С положением ему тоже повезло. Он родился в богатой семье, придерживающейся таких ценностей, как равенство и справедливость, — внешне по крайней мере. Он рос с сильной, незапятнанной нуждой и насилием убежденностью в том, что такое хорошо и что такое плохо. Мальчику все было ясно и понятно. Хорошо — это Большой Соленый; плохо — Малый.
Сейчас это легко — надергать разных событий из ранних лет Конора и сказать: «Вот так мальчик становился мужчиной. Видите, как это происходило?» Но взгляд в прошлое — ненадежный подход. На протяжении всего детства Конора был, наверное, один-единственный эпизод, наводящий на мысль о его возможностях.
В то время Конору было девять лет, и он частенько бродил по служебным коридорам, которые извивались за стенами дворцовой часовни и главного здания. Его товарищем по этим экскурсиям были принцесса Изабелла, старше на год и из них двоих более склонная к приключениям. Изабеллу и Конора редко видели порознь, зато часто оба они были так перемазаны грязью, кровью, а то и чем-нибудь похуже, что с трудом удавалось отличить мальчика от принцессы.
Как-то летним днем они развлекались тем, что лазили по заброшенному дымоходу с целью обнаружить, куда он выходит, и, утомившись этим занятием, решили устроить неожиданное пиратское нападение на королевские апартаменты.
— Ты будешь капитаном Кроу,[16] — заявил маленький Конор, облизывая налипшую вокруг рта сажу. — А я буду юнга, который всадил топор в его голову.
Изабелла была хорошенькой девчушкой, с лицом эльфа и круглыми карими глазами, но в тот момент она больше походила на пострела-трубочиста, чем на принцессу.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:58 | Сообщение # 11
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Нет, Конор. Ты будешь капитаном Кроу, а я принцессой-заложницей.
— Нет никакой принцессы-заложницы, — твердо заявил Конор, которому не нравилось, что Изабелла, как обычно, стремится приспособить легенду под себя.
В прошлый раз она включила в игру единорога и фею, которых точно не было в первоначальной версии.
— Конечно, есть, — воинственно возразила Изабелла. — Есть, потому что я говорю, что есть. Ведь я самая настоящая принцесса, а ты родился в аэростате.
Изабелла надеялась зацепить его этими словами, но, по мнению Конора, ничего не могло быть лучше, чем родиться в аэростате.
— Спасибо, — ответил он с широкой улыбкой.
— В этом нет ничего хорошего! — воскликнула Изабелла. — Доктор Джон говорит, что эта… как ее… высота, скорее всего, испортила твои легкие.
— Легкие у меня получше твоих. Смотри!
И Конор испустил громкий крик, чтобы показать, какие они у него здоровые.
Это произвело на Изабеллу впечатление.
— Хорошо, — сказала она. — Но я все равно принцесса-заложница. И не забывай, я могу казнить тебя, если ты не будешь делать того, что я хочу.
Конор не слишком боялся, что Изабелла исполнит свое обещание, — она приказывала повесить его по крайней мере дюжину раз на дню, но до сих пор этого не произошло. Гораздо больше его огорчало то, что Изабелла не такой хороший товарищ по играм, как ему хотелось бы. По существу, Конору нужен был кто-то, кто играл бы в предлагаемые им игры, в которые обычно входили летающие бумажные планеры или поедание насекомых. Однако в последнее время Изабелла склонялась к переодеваниям и поцелуям и соглашалась исследовать дымоходы, только если Конор был готов сделать вид, будто они легендарные возлюбленные Диармуид и Грейни,[17] сбежавшие из замка Фионы.
Нет нужды говорить, что Конор отнюдь не жаждал становиться одним из них. Легендарные возлюбленные редко летают и вряд ли едят насекомых.
— Ладно, — со стоном согласился он. — Ты принцесса-заложница.
— Отлично. Теперь тащи меня в комнату отца и требуй выкуп.
— Тащить? — с тоской в голосе спросил Конор.
— Не по правде тащи, понарошку, а не то я тебя повешу.
Конор подумал, что если бы его действительно вешали каждый раз, когда Изабелла отдает такой приказ, то шея у него уже стала бы длиннее, чем у жирафа. Замечательно мудрая мысль для девятилетнего мальчика, не правда ли?
— Тащить понарошку? Ладно. Могу я убить кого-нибудь, кто встретится нам по пути?
— Любого. Только не папу, а иначе мы не увидим, как он огорчится.
«Любого. Неплохо», — подумал Конор и взмахнул деревянным мечом; казалось, что воздух он рассекает, словно крыло чайки.
«В точности как крыло».


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:59 | Сообщение # 12
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Они пробирались через навесную башню, Изабелла охала, Конор рычал, привлекая ласковые, но одновременно озабоченные взгляды тех, мимо кого они проходили. Они были единственными живущими во дворце детьми, и все очень любили их, но старались не баловать. Когда родители находились поблизости, дети вели себя прилично. Однако им без труда удавалось стянуть что-нибудь во время ежедневных скитаний по дворцу. Однажды итальянец — золотых дел мастер — в поисках щетки отвернулся от херувима, которого покрывал золотой фольгой, и засчитанные минуты поднос с тонкими золотыми пластинками исчез. Позже золото вернули, оно покрывало крылья неделю как погибшей чайки, которую кто-то пытался отправить в полет с зубчатой стены.
По мосту они прошли в главное здание, где находилась резиденция короля, его кабинет и приемные. Как правило, здесь у нашей парочки возникали трудности с добродушным охранником. Однако случилось так, что король как раз перед этим высунулся из окна и отослал охранника, чтобы тот успел перехватить корабль из Уэксфорда[18] и поставил десять шиллингов[19] на коня, которого считал фаворитом в предстоящем забеге на побережье Карраклоу.[20] Во дворце были установлены телефоны, но провода на материк пока не протянули, и букмекеры на побережье отказывались принимать ставки по семафору.
На протяжении двух минут, к восторгу принцессы и пирата, главное здание дворца оставалось без охраны. Дети прошагали внутрь, как будто были владельцами замка.
— На самом деле хозяйка этого замка я, — заявила Изабелла, никогда не упускающая случая напомнить Конору о своем высоком положении.
— Р-р-р-р… — с чувством зарычал Конор.
Винтовая лестница проходила через три этажа, на которых размещались уборщики, адвокаты, ученые и чиновники. Однако сочетание детской изворотливости и удачи помогло парочке беспрепятственно пройти через все нижние этажи и добраться до входа в резиденцию самого короля. Они подошли к внушительной дубовой двери, с вырезанными на каждой створке половинами флага и девизом Соленых островов, который гласил: «Vallo Parietis» — «Защищайте Стену». Флаг представлял собой герб, разделенный вертикально на две части — малиновую и золотую, с белой кирпичной башней в центре.
Дверь была чуть приоткрыта.
— Она открыта, — сказал Конор.
— «Она открыта, принцесса-заложница», — напомнила ему Изабелла.
— Прости, принцесса-заложница. Давай взглянем, что за сокровища внутри.
— Предполагается, что я не должна соглашаться, Конор.
— Пиратский капитан Кроу, — поправил ее Конор и прошмыгнул в щель.
Как обычно, апартаменты Николаса хранили следы множества экспериментов. На каминном коврике стояло разобранное динамо,[21] из внутренностей которого торчали медные провода.
— Это морское чудовище, а это его кишки, — с удовольствием заметил Конор.
— Ох, грязный пират! — сказала Изабелла.
— Нечего улыбаться, если я грязный пират. Заложницам полагается плакать и причитать.
В нише камина стояли банки с ртутью и экспериментальным топливом. Николас запретил своим служащим относить их вниз.
«Слишком летучие вещества, — объяснял он, — А здесь, в случае чего, огонь уйдет в дымоход».
Конор кивнул на эти банки.
— Яд из задницы дракона. Только вдохни, и ты испаришься.
Это звучало вполне правдоподобно, и Изабелла не знала, верить или нет.
На шезлонге стояли ведра с удобрениями, от некоторых из них еще поднимался пар.
— Тоже из задницы дракона, — с видом знатока заявил Конор.
Изабелла сжала губы, пытаясь сдержать крик, но он вырвался через нос.
Конор сжалился над ней.
— Да ладно тебе, это удобрения. Чтобы растения на острове лучше росли.
Изабелла вперила в него сердитый взгляд.
— На закате тебя повесят. Обещаю это как принцесса.
Для безнадзорных детей королевские апартаменты казались неизведанной страной. С плеч чучела черного медведя в углу свешивался звездно-полосатый флаг. В деревянном ящике, один конец которого был накрыт крышкой, посверкивали призмы и линзы; сложенные высокими стопками старые и новые книги напоминали колонны разрушенного замка.
Конор бродил между этими грудами знаний, испытывая желание прикоснуться к ним, но сдерживая себя, потому что каким-то образом чувствовал — мечты человека тревожить нельзя.
Внезапно он замер. Ему пришла в голову великолепная идея. Второго такого шанса, может, не будет никогда.
— Я должен захватить флаг, — пробормотал он. — Так поступают все капитаны пиратов.
Пошли на крышу, я захвачу флаг и буду тайно торжествовать.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:59 | Сообщение # 13
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Захватишь флаг и козу?[22]
— Тайно торжествовать.
Изабелла уперла руки в боки.
— Это слово произносится go-o-a-a-t, идиот.
— Ты вроде бы принцесса. Принцессы не оскорбляют своих подданных.
Изабеллу, однако, было ничем не прошибить.
— Принцессы делают что хотят. Как бы то ни было, у нас на крыше нет козы.
Конор не стал тратить время на пререкания; не стоит спорить с тем, кто может тебя казнить. Он побежал к двери на крышу, рубя мечом воображаемых противников. И эта дверь тоже оказалась открыта. Невероятное везение! Они уже раз сто устраивали засаду на короля Николаса, но все двери во дворце всегда были заперты. К тому же родители строго предупреждали детей, чтобы они не вздумали в одиночку подниматься на крышу. Падать оттуда высоко.
Конор вспомнил об этом.
«Родители? Флаг?»
«Родители? Флаг?»
— Что ты за пират! — фыркнула Изабелла — Торчишь тут, размахивая игрушечным мечом.
«Я выбираю флаг».
— Р-р-р-р… Я иду за флагом, принцесса-заложница. — И дальше уже нормальным голосом, без всякого рычания: — Не трогай тут ничего, Изабелла. В особенности вон те бутылки. Папа говорит, что однажды король со своими выдумками взорвет всех нас к черту, так что они, наверное, опасны.
Конор заспешил вверх по лестнице — пока мужество не оставило его. Идти было недалеко, всего дюжину шагов. И скоро из замкнутого пространства лестничного колодца он вырвался на открытый воздух каменной крыши. Из тьмы к свету за полсекунды. Эффект оказался поразительным: казалось, можно дотронуться до лазурного неба с плывущими по нему облаками.
«Вот в таком месте я родился», — подумал Конор.
«Ты необычный ребенок, — говорила ему мать по крайней мере раз в день. — Ты родился в небе, и там для тебя всегда будет место». Конор верил, что это правда. Счастливее всего он чувствовал себя на высоких местах, там, куда другие боялись ходить.
Конор вскарабкался на парапет, крепко держась за флагшток. Мир вращался вокруг него, оранжевое солнце нависало над Килмором,[23] словно маяк. Внизу сверкало море, скорее серебристое, чем голубое, и небо взывало к Конору, как будто он и впрямь был птицей. На мгновение он замер, очарованный этим зрелищем, но потом в поле его зрения попал уголок флага.
«Р-р-р-р, — подумал он. — Вот он, флаг. Гордость Соленых островов».


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:59 | Сообщение # 14
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Флаг — идеально прямоугольный, малиновый с золотом, с такой белой башней, что она мерцала, — жестко удерживался бамбуковой рамой, дабы эта эмблема островов горделиво реяла независимо от погоды. Внезапно до Конора дошло, что он стоит на вершине той самой башни, которая изображена на флаге. У какого-нибудь старого островитянина это могло вызвать всплеск патриотической гордости, но для девятилетнего мальчика означало лишь, что на флаге должно присутствовать и его изображение.
«Я нарисую себя после того, как украду флаг», — решил он.
На крыше появилась Изабелла, мигая из-за хлынувшего на нее света.
— Слезь с парапета, Конор. Мы играем в пиратов, а не в мальчика-птицу.
— И оставить флаг? — в ужасе спросил Конор. — Ты не поняла? Я стану знаменитым пиратом, знаменитее самого Барбароссы![24]
— Стена старая, Конор.
— Не забывай: «пиратский капитан Кроу».
— Эта стена старая, Конор. Она может обвалиться. Помнишь, как в прошлом году во время бури в часовне отлетели шиферные плитки?
— А как же флаг?
— Забудь про флаг и про козу. Я хочу есть. Пошли вниз, пока я не приказала тебя повесить.
Конор топнул ногой. Настроение у него испортилось. Он был готов нагрубить Изабелле, сказать, дескать, давай, вешай меня, хоть и сама знаешь, кто ты, но сейчас-то ты всего лишь жалкая заложница. Кто слышал, чтобы заложницы отдавали приказы? Лучше бы тебе научиться плакать и причитать, как положено, вместо того чтобы по сто раз на дню угрожать казнью.
Он был готов сказать ей все это, когда снизу послышался глухой удар и камни под его ногами задрожали. Из дверного проема вырвалось облако фиолетового дыма.
Конора охватило подозрение на грани уверенности.
— Ты там что-нибудь трогала? — спросил он.
Опасность ничуть не убавила высокомерие Изабеллы.
— Я принцесса и имею право прикасаться в этом дворце, к чему пожелаю.
Башня снова содрогнулась; на этот раз дым повалил зеленый и сопровождался омерзительным запахом.
— Что ты трогала, Изабелла?
Принцесса стала такой же зеленой, как дым.
— Я сняла крышку с деревянной коробки. С той, в которой эти хорошенькие линзы.
— Ох! Это может плохо кончиться.
Король Николас, восхищенный тем, что тяга мальчика к знаниям не уступает его собственной, однажды объяснил Конору кое-что об этом ящике с линзами. «Они установлены в строго определенном порядке, — сказал он, присев на корточки, в результате чего его глаз сквозь первую линзу выглядел огромным. — Когда я снимаю крышку и сверху падает свет, расположенные друг за другом линзы собирают его и он может воспламенить бумагу. Это маленькое приспособление позволяет разжечь огонь на расстоянии. Абсолютно безопасный запал».
Помнится, Конор подумал тогда, что можно поставить ящик у окна и с его помощью каждое утро растапливать печку — рутинная работа, которая ему никогда не нравилась. И теперь Изабелла сняла крышку.
— А ящик ты не двигала?
— Смени тон, простолюдин!
«Простолюдин? Похоже, Изабелла в ужасе».
— Изабелла?
— Я, кажется, передвинула его на столе, поближе к окну, чтобы посмотреть, как получаются разные цвета, когда свет проходит через линзы.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 12:59 | Сообщение # 15
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Очевидно, линзы в ящике поймали дневной свет и собрали его в мощный пучок, который упал на что-то легко воспламеняющееся.
— Нужно уходить, — сказал Конор, мгновенно выкинув из головы капитана Кроу.
Он имел представление о том, что такое сила взрыва. Его отец возглавлял оборону Стены и взял Конора с собой, когда взрывали пещеру контрабандистов. Это был подарок на день рождения, но одновременно урок — держаться подальше от всего, что может взорваться. Пещера обрушилась, словно игрушечные кирпичи, по которым хлопнул малыш.
Башня снова содрогнулась; несколько кирпичей задребезжали и провалились в нижние апартаменты. Сквозь образовавшиеся отверстия вырвалось оранжево-голубое пламя; звон бьющегося стекла, треск плавящегося металла окончательно испугали детей.
— Лезь на стену! — закричал Конор. — Пол падает.
В виде исключения Изабелла не стала спорить. Она приняла протянутую Конором руку и залезла к нему на парапет.
— Толщина пола всего тридцать сантиметров, — объяснил он, перекрикивая рев пламени, — а парапета чуть больше метра. Он выдержит.
Взрывы грохотали внизу, словно орудийный огонь, и сопровождались выхлопом газов и дыма всех цветов. Газы были ядовитые; Конор решил, что лицо у него позеленело, как у Изабеллы. Какая разница, выдержит парапет или нет? Пламя доберется до них раньше.
Возникло чувство, будто весь мир вокруг сотрясается. Из дверного проема снова вырвались пламя и дым, как будто внизу прятался дракон. Когда сверху начали падать обломки башни, во дворе послышались крики.
«Я должен вытащить нас обоих отсюда, — подумал Конор. — Никто другой нас не спасет, даже папа».
Сойти вниз было невозможно — там бушевал огненный ад. Существовал единственный способ спуститься — улететь.

Николас находился в туалетной комнате, когда его дочь взорвала королевские апартаменты. Он восхищался новым фаянсовым унитазом Доултона[25] со смывом, который совсем недавно установил у себя. И подумывал о том, чтобы смонтировать их по всему дворцу, однако пошли слухи, что вот-вот появится новая модель, а отставать от прогресса ему не хотелось.
«Мы должны идти в ногу с прогрессом, быть, так сказать, на передовой линии, а иначе Соленые острова утонут в волне нововведений».
Когда башню сотряс первый взрыв, у Николаса мелькнула мысль, что, может, именно его мочеиспускание вызвало этот грохот, но потом он сообразил, что даже бутылка домашнего пива, которую он распил вчера вечером с Декланом Брокхартом, никак не может привести к такому результату.
Что же тогда? Нападение? Маловероятно, если только какой-нибудь корабль не ухитрился среди бела дня подойти к острову.
И вдруг его словно ударило. Может, он не закрыл ящик с линзами? Если в комнате вспыхнет хотя бы искра…
Закончив свои королевские дела, Николас рывком распахнул дверь туалетной комнаты и тут же снова захлопнул ее, потому что мутное облако дыма и пламени сразу же ворвалось внутрь, обжигая легкие. Апартаменты разрушены, можно не сомневаться. По счастью, в его комнатах и над ними никого нет, а остальным обитателям башни не составит труда сбежать вниз.
«Только не королю. Король Николас Тупой оказался в ловушке, и все благодаря собственным научным экспериментам». Конечно, имелось окно. Николас был большим поклонником хорошей вентиляции. И кстати, приверженцем медитации; однако сейчас вряд ли для того было подходящее время.
Король сунул под дверь туалета полотенце, чтобы сквозняк не втягивал огонь внутрь, и широко распахнул окно. Мимо пролетали стекла и обломки кирпичной кладки, новый взрыв потряс башню, и все здание содрогнулось. Николас высунул голову в окно, и как раз в этот момент из его гостиной вырвался столб разноцветного дыма.
«Это банки с горючим».
Внизу, во дворе, царил хаос. Пожарная команда, к ее чести, уже подтянула фургон с насосом к основанию башни и начала поливать ее водой. Чего на Соленых островах было много, так это воды. Как правило, над островом висело облако соленых морских брызг, которые быстро погасили бы огонь, но как раз сегодня, несмотря на устойчивый ветер, море лежало гладкое, точно полированное зеркало.
У основания башни стоял человек, он хорошо смотрелся во французском летном мундире и шляпе с пером. Рядом лежал большой кожаный чемодан. Казалось, вся ситуация со взрывом башни забавляет летчика.
Николас тут же узнал его и окликнул:
— Виктор Вигни! Вы прибыли?
На смуглом лице летчика засияла белозубая улыбка.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
Астроград » Библиотека » Авиатор » Авиатор (она одна, и только одна!)
Страница 1 из 141231314»
Поиск: