Суббота, 23.09.2017, 23:00

Астроград

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 14«12345671314»
Модератор форума: Василиса, Диана, Алиса 
Астроград » Библиотека » Авиатор » Авиатор (она одна, и только одна!)
Авиатор
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:10 | Сообщение # 61
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Не тебе решать, Пайк. Вспомни, это мальчишка маршала. И за ним нужно присматривать особо.
Угодливое выражение на физиономии Пайка сменилось затаенной злобой с оттенком хитрости.
— Ах да, особый мальчишка! Маленький принц. Давай его сюда. Тут есть несколько баранов, жаждущих проверить на нем свои рога.
«Снова бараны. Что бы это значило?»
Биллтоу наступил на пальцы Конора, заставив его продолжить спуск.
— Иди, иди, Конор Финн, не вынуждай меня переломать тебе пальцы. Сапоги славные, и кровь Соленого может их испортить.
Пока Конор опускался в яму, стояла полная любопытства, выжидательная тишина. Температура падала с каждой ступенькой, холод, исходящий от поверхности воды, все сильнее пронизывал тело Конора. Ему стало по-настоящему страшно, так страшно, что он едва не остановился, но сила тяжести тянула вниз, помогая продолжать путь.
Заключенные отделения сумасшедших представляли собой пеструю компанию; общим у них были лишь разинутые рты и тяжелые взгляды. Они смотрели на Конора с неприязнью и страхом, в соленом воздухе явственно ощущалась угроза. Тишину нарушали лишь поскрипывание лестницы да мягкий плеск воды о камень.
Наконец Конор добрался до поверхности воды, чувствуя себя вражеским флагом под тяжелыми, пристальными взглядами противника.
Биллтоу спустился следом и кивнул на водолазный колокол:
— Это «Флора». Знаешь, что это такое?
— Водолазный колокол, — пробормотал Конор.
— Нет, тупая башка! Это… — Биллтоу разозлился, потому что его лишили возможности сообщить новую информацию, и ткнул Конора пальцем в грудь. — Да, это водолазный колокол. И раз уж тебе об этом известно, ты войдешь туда первым. «Флора» простаивала несколько лет, но, уверен, с ее оснащением все в порядке.
Конор заставил себя внимательно осмотреть колокол, хотя больше всего ему хотелось забиться куда-нибудь в тихий уголок и оплакать свою судьбу. Колокол выглядел достаточно прочным, хотя в нескольких местах остались глубокие выбоины от камня. Он держался на цепях, прикрепленных к железному кольцу, висящему над его верхушкой. От этого кольца, в свою очередь, к подмостям наверху уходили штук шесть цепей. Цепи выглядели такими же старыми, как сам колокол. Некоторые их звенья были проедены ржавчиной, при покачивании с них облетали хлопья. Из верхушки колокола торчал потрескавшийся резиновый шланг и змеей тянулся вверх к ручным мехам, бывшим, как предположил Конор, древним вариантом воздушного насоса. У насоса трудились двое заключенных. Один страдал мучительным кашлем, похоже, туберкулезного происхождения, а другой все время останавливался, чтобы сплюнуть на скалы пропитанную табаком мокроту. Не самая подходящая парочка для такой работы. Казалось, ни один из них не способен накачать даже столько воздуха, сколько требовалось легким маленькой собачки.
Биллтоу отступил на приличное расстояние и крикнул охраннику наверху:
— Опускайте! Да не повредите шланг, не то начальник тюрьмы сдерет с нас шкуру.
Водолазный колокол опускался рывками, в зависимости от силы удерживающих его заключенных; влияло также и то, что во время предыдущего, не слишком умелого использования цепи перекрутились. На некоторых из них даже образовались узлы. Все это заставляло колокол крениться и качаться. Стены ямы гудели от ударов, да и сам колокол звенел, заставляя тех, у кого свободны руки, затыкать уши.
— Чертов колокол! — крикнул Биллтоу своему напарнику. — Звонит, словно мы празднуем День святого Кристофера.
Святой Кристофер был избран семьей Трюдо в качестве покровителя островов. Церковь на Большом Соленом носила его имя.
— Это не моя вина, Биллтоу, — ответил охранник. — Он опускается, так? Поберегись, чтобы я не надел его тебе на голову.
Это было сказано в шутку, но Биллтоу тут же отступил в сторону. «Флора» уходила вниз, покачиваясь, словно легкомысленный детеныш обезьяны на веревке, и в конце концов с плеском опустилась на темную воду, разметав во все стороны круги.
— Каждый день. — Биллтоу вздохнул, вытирая лоб головным платком. — Каждый день нам приходится болтать этот вздор. — Он поднял голову и крикнул заключенным у насоса: — Эй вы, качайте, тупицы, садовые головы!
— Да, босс, — ответили они и заработали ручными мехами, через резиновый шланг нагнетая в колокол воздух.
Шланг извивался и дергался, наполняясь воздухом. Колокол медленно тонул в океане, испуская странные гудящие звуки, когда вода лизала его поверхность.
Биллтоу локтем подтолкнул Конора.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:10 | Сообщение # 62
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Слышишь, солдатик? Мы называем это песней сирены. Потому что для многих Соленых это последний звук, который они слышат. Господи, я и позабыл, как успокаивающе он действует.
В купол водолазного колокола был встроен продолговатый кусок стекла на резиновых уплотнителях — что-то вроде окна, так облепленного водорослями и грязью, что сквозь него ничего не было видно. Биллтоу проследил за взглядом Конора.
— Да, какая жалость! Грязный, как задница нищего. Нам и не разглядеть, что происходит внутри. Молюсь и надеюсь, что обойдется без несчастных случаев.
Конор почему-то был уверен — что бы с ним ни произошло, это будет не несчастный случай. Биллтоу хочет сломить его в этом колоколе. Чем дальше, тем кошмарнее. Конор отпрянул от охранника, словно от горящего факела.
— Что ты дергаешься, парень? — спросил Биллтоу. — Крыша поехала? Так скоро? Лучше побереги мозги — они пригодятся тебе в колоколе.
Удивительно было услышать такие слова от тюремного охранника. Они прозвучали как предостережение, и Конор так их и воспринял. Конечно, проблем у него было полно, однако лучше забыть о них, пока он снова не окажется в камере. Линус Винтер поможет ему выжить в этом аду, но лишь в том случае, если он дотянет до встречи с ним. И хотя Конор считал, что предатель Бонвилан не хочет его смерти, возможно, существуют какие-то бараны, которые не следуют ничьим приказам.
— Что я должен делать? — спросил он Биллтоу, стремясь как можно лучше подготовиться к тому, что его ждет.
Биллтоу был только рад прочесть маленькую лекцию.
— Мы опускаем «Флору» в Трубу, ты выходишь со своим партнером, ищешь и отковыриваешь алмазы. Просто, как хлебный пудинг. Эй ты, наживка для рыбы! — рявкнул он на заключенного, замешкавшегося у края воды. — Дай ему свой пояс.
Человек прижал руку к поясу.
— Но, босс, я годами шлифовал эти инструменты! Они мне от папы достались.
Биллтоу постучал по голове заключенного, как будто в ушах у того застряла вода.
— Что это за болтовня? Можно подумать, болтает покойник. Наверное, у него проткнута шея, вот и происходит утечка.
Не прошло и двух секунд, как кожаный пояс оказался в руках Конора. Биллтоу просмотрел набор инструментов.
— У тебя есть отбойный молоток, чтобы отбивать куски скалы, а потом выковыривать из нее алмазы, которые выглядят просто как стеклянные шарики. Не беспокойся, как бы нечаянно не разбить их; это невозможно, потому что они…
— Самая твердая материя в природе, — автоматически закончил за него Конор.
— Самая твердая материя в природе, — по инерции повторил Биллтоу и, нахмурившись, ударил Конора в висок. — Нечего подсказывать мне то, о чем я должен сообщить тебе. Отвратительная привычка, и я с удовольствием выбью ее из тебя.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:10 | Сообщение # 63
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Конор кивнул, не обращая внимания на боль от удара — как и на все остальные неприятные ощущения в теле.
— Вот это, — с гордостью продолжал Биллтоу, кивнув на маленький инструмент в форме трезубца, — Вилка дьявола. Изобретена Артуром Биллтоу на этом самом острове больше двадцати лет назад. Красиво, правда? С тех нор я могу не беспокоиться о том, чтобы заработать на кусок хлеба, до конца своих дней. Плюс сам маршал Бонвилан даровал мне дом на Большом Соленом. Инструмент… это… как его… раз…
— Раздвижной, — подсказал Конор.
У него мелькнула мысль, что если Биллтоу даже не в состоянии выговорить это слово, то вряд ли он изобрел раздвижной инструмент. Скорее украл идею у какого-нибудь заключенного.
— Точно, раздвижной. Так и вертелось на кончике языка. — Биллтоу вытащил инструмент из держателя и повернул несколько колец, удлинив вилку с двадцати сантиметров до одного метра. — Теперь можно засунуть эту маленькую красавицу в любую трещину и подцепить застрявший там камень. Изумительно, правда?
Конор уже понимал достаточно, чтобы кивнуть, хотя вряд ли в книгах могли назвать раздвижную вилку изумительной. Тем не менее она была практична и умно придумана; это свидетельствовало о том, что, столкнувшись с хорошей идеей, Бонвилан в состоянии оценить ее.
— Значит, все, что ты должен делать, Соленый, — это подплыть под колокол и нырять за алмазами, пока твоя смена не кончится. Складывай их в свой мешочек и приноси наверх. Просто, как хлебный пудинг. Естественно, мы обыскиваем всех ныряльщиков. И если мы обнаружим хоть один камень не в мешочке, то я найду на острове самого крупного быка-охранника и он выбьет из тебя склонность к воровству. Я понятно объясняю, солдатик?
Конор кивнул, задаваясь вопросом, насколько близка Труба к открытому морю.
И снова Биллтоу продемонстрировал способность «читать» мысли Конора.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:11 | Сообщение # 64
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Конечно, ты станешь думать, что сумеешь отсюда уплыть. Соблазн вырваться на свободу может оказаться слишком силен. И возможно, у тебя это даже получится — заметь, в этом случае ты будешь первым. Люди и посильнее тебя предпринимали такие попытки. Но и спустя десятилетия мы все еще находим в яме прибитые волнами тела. И знаешь что? Они все выглядят одинаково. Покойники.
Конор подтянул пояс вокруг талии, застегнул его плотно, на последнюю дырку. Он не видел способа уклониться от поставленной перед ним задачи. В греческой мифологии, когда герои сталкивались с испытаниями, которые оказывались непомерными, они терпели все со стоической решимостью, но не сдавались. Конор не ощущал в себе ни грамма подобной решимости; все его ощущения сводились к полному изнеможению. И даже если он не сдастся, какая его ждет награда? То же самое завтра утром и послезавтра тоже.
Биллтоу подбодрил его дружеским подмигиванием и самодовольно похлопал по свисающей с пояса кобуре пистолета. Конор погрузил ноги в воду, холод сразу же пронзил их, выдавливая из пальцев жизнь. У него вырвался невольный всхлип изумления, что вызвало громкий смех окружающих.
Привыкая к температуре воды, Конор бросил быстрый взгляд по сторонам в надежде обнаружить хотя бы одного человека, способного прийти на помощь, но встретил лишь враждебные взгляды. Это были грубые люди, оказавшиеся в очень суровой обстановке, где не оставалось сил на сочувствие. Если бы не форма, отличить охранников от заключенных было бы практически невозможно. Конор оказался в полном одиночестве. Всего четырнадцать лет, и уже совсем один, без направляющей руки отца, чего почти не случалось за всю его жизнь. И даже если бы здесь оказался Деклан Брокхарт, он, наверное, смеялся бы вместе с остальными. Эта мысль ударила больнее всего.
И все же, несмотря на это ощущение жуткого одиночества, было в Коноре Брокхарте что-то, не позволяющее ему сдаваться. Ум матери и мужество отца пустили сильные корни в его душе. Так или иначе, он вынесет все и выживет. Если Конор сможет вернуться в камеру и все еще будет дышать, этот американец, Линус Винтер, преподаст ему пару уроков о Малом Соленом.
«Выкинь все из головы, — сказал он себе. — Забудь родных, короля, Изабеллу. Забудь всех. Просто старайся уцелеть, чтобы настал день, когда можно будет думать о них».
Это было легче сказать, чем сделать, но Конор старался изо всех сил, глубоко запрятав свою боль и сосредоточившись на том, что было перед ним. Он сошел с края скалы и быстро погрузился в холодные, темные воды Малого Соленого.
На мгновение показалось, что холоднее просто быть ничего не может. Конор заколотил руками и ногами, не от страха, а чтобы хоть немного согреться. Он часто плавал у побережья Большого Соленого, однако воды, в которую он погрузился сейчас, никогда не касался благословенный луч солнца.
Конор открыл глаза и вперил взгляд в текучую тьму вокруг. Под собой он различал оранжевый шар, похожий на бледное во мраке космоса солнце.
«Колокол. Он не очень далеко. Нужно быть совсем уж плохим пловцом, чтобы не преодолеть такое расстояние».
Конор нырнул, сложив руки чашкой, чтобы лучше разрезать воду. Он всегда был хорошим пловцом, и почти сразу же оранжевый шар принял форму колокола; Конор мог даже разглядеть текстуру его поверхности. Это был пусть совсем крошечный, но успех, что отчасти успокоило его.
«Я не беспомощен. У меня еще остались силы».
Колокол мягко покачивался в полуметре от дна ямы; из множества крошечных отверстий вырывались пузырьки воздуха, похожие на нити жемчуга. Конор вцепился в изогнутый край колокола и поднырнул внутрь. Его усилия были вознаграждены — не едой или питьем, а лишь воздухом; зато каким воздухом! Конор вдохнул его столько, сколько позволяли легкие, не обращая внимания на запах резины и масляную пленку, мгновенно покрывшую горло и нос.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:11 | Сообщение # 65
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Дно находилось совсем рядом, и его поверхность под ногами Конора выглядела неровной, скользкой, ненадежной. Не самая подходящая обстановка для работы. Сам колокол в диаметре едва ли достигал трех метров и, покачиваясь в зависимости от силы и направления течения, ударял Конора то в локоть, то в плечо. Он сгорбился, защищая голову. Освещение было скудное, мерцающее.
Он поднял взгляд, но не смог разглядеть ничего, кроме мутных колеблющихся силуэтов. Люди? Скалы? Невозможно определить. Но потом один из этих силуэтов отделился от остальных.
Его охватил страх холоднее, чем морская вода, когда он увидел прыгнувшую в океан фигуру.
Поверхность воды, словно картинка-загадка, распалась на множество серебряных полумесяцев. Послышался всплеск, а следом за ним другой звук — смех, проникший сверху через воздуховод и похожий на хохот призрака. Мрачный, злобный, угрожающий смех.
Конора охватил неимоверный ужас.
«Выжить. Ты справишься. Выжить».
Потом что-то промелькнуло мимо иллюминатора. Бледная конечность, крепкая, мускулистая, рассекающая воду. И на предплечье, нарисованная точками, но различимая даже сквозь пенящуюся воду, татуировка, изображающая рогатого барана.
«Бараны, — подумал Конор. — Бараны здесь, на Малом Соленом, не для еды».
Фигура исчезла из иллюминатора, устремившись к нижнему срезу колокола. По меди зашлепали руки, вызывая какофонию дрожащих звонов под юбкой колокола, таких гулких, таких громких, что Конор мысленно взмолился, чтобы наступила тишина. Наверняка из ушей уже течет кровь. Потом под край колокола просунулись четыре толстых пальца, отсвечивая белым во тьме.
На каждом была вытатуирована одна-единственная буква, и, хотя они были перевернуты, Конор без труда узнал их. Б.О.Л.Ь.
Никаких сомнений, именно это он и прочел.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:11 | Сообщение # 66
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Крупный мужчина протащил себя по дну, безразличный к царапающим тело острым камням. Когда он встал внутри колокола, по его туловищу стекало больше десятка красных ручейков.
Внезапно у Конора возникло ощущение, что под колоколом совсем не осталось воздуха. Он попятился, пока не уперся спиной в холодный металл.
Конечно, тесное пространство создавало впечатление, что человек крупнее, чем на самом деле, но все равно в глазах Конора он выглядел великаном. Широко раскинув руки, он постукивал пальцами по меди колокола, словно это было огромное пианино. Мелодичные звуки плохо соответствовали ситуации. Что бы человек ни собирался делать, он явно не спешил. Потягивался то так, то эдак, трещал суставами шеи, костяшками пальцев и все время сохранял выражение безмятежного довольства. Его полуулыбка о многом сказала Конору: уверенность в собственной способности совершать жестокие поступки, воспоминания о прошлых актах насилия — и предвкушение новой возможности поработать руками.
Человек улыбался, демонстрируя желтые от табака зубы, но потом до него дошло, какого возраста Конор, и его улыбка увяла.
— Черт побери, ты же просто мальчишка! Что ты натворил? Соврал насчет своего возраста, чтобы попасть в армию? Так сильно рвался патрулировать на Стене? Ведь сейчас даже войны никакой нет.
— Вы «баран», — ошеломленно сказал Конор. — «Бараны» на Малом Соленом не для еды.
Человек нежно погладил свою татуировку.
— Да, некоторые называют нас «баранами», но более подходяще говорить «Убойные бараны». В этом названии суть нашего излюбленного способа делать Большое дело.
Конор понимал, что имеет в виду «баран». «Убойные бараны» были печально известной шайкой лондонских ирландцев, которые занимались контрабандой в портах от Лондона до Бостона, хотя в основном зарабатывали себе средства к существованию в качестве наемных головорезов.
Похоже, что этот «баран» нашел себе выгодную работенку.
— Ну ладно, — продолжал человек. — Мне уже уплачено, и я не люблю разочаровывать нанимателей, поэтому ты получишь свое, мальчик ты там или нет.
— Вы собираетесь убить меня? — спросил Конор.
Сейчас в замкнутом пространстве сгустился запах этого человека — смесь пота, крови, табака и несвежего дыхания.
Он расстегнул рубашку, обнажив татуировку на груди.
— Я могу убить тебя, и на счету моего нанимателя еще кое-что останется, потому что он заплатил мне три фунта.[69]
Конор прочел слова на бледной плоти человека:

Человек застегнул рубашку.
— Он заплатил мне три полных фунта, но сказал, что я должен растянуть их. Избивать тебя каждый день, пока деньги не кончатся. Но что значит избивать по отношению к такому щенку, как ты? Думаю, одного удара в день хватит. Может, через несколько недель мне это надоест и я надеру тебе уши, чтобы закрыть счет.
Конору просто не верилось, что он слышит все это. Человек рассуждал так профессионально, как… ну, скажем, кровельщик, обсуждающий свою работу.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:11 | Сообщение # 67
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— А что будет, если ваши расценки увеличатся?
Человек нахмурился.
— Ты имеешь в виду татуировку? Я никогда об этом не задумывался. Видимо, придется переписать заново. Здесь есть такой чудак Голуэй, который очень хорош с иголками. Ну, до завтра…
— Что? — недоуменно спросил Конор, но не успел закрыть рот, как огромный кулак начал свое движение по дуге, устремившись к его голове, словно пушечное ядро.
Последнее, что он увидел, были буквы Б.О.Л.Ь., но прежде, чем потерять сознание, успел услышать, как «баран» поет свою жестокую песню:
Мы колошматим,
Мы калечим,
Мы рубим,
Мы убиваем.
Для нас нет никаких пределов.
Плати — и мы замочим любого.
Если тебя загнали в угол,
Не заплатили долг
Или обмишурили —
Приходи к нам,
«Убойным баранам».
И потом весь мир вокруг стал водой, и Конор с радостью позволил течению унести себя.
«Может, на этот раз я не проснусь, — мелькнула мысль. — Хотел бы я никогда не просыпаться».

Однако он пришел в себя много часов спустя, Линус Винтер склонился над ним, с его пальцев капала зеленая мазь.
— Снова без подорожника не обойтись, — объяснил он. — Это становится привычным.
Конор закрыл глаза, опасаясь, что расплачется. И так лежал долго, тихо-тихо, глубоко дыша через нос, чувствуя холодную мазь на виске, куда ударил его великан, и на руке, где все еще жгло клеймо.
«Должно же это когда-то кончиться? Как долго разум в состоянии выносить эти пытки?»
— Ты спал почти двенадцать часов. Я сохранил твою порцию. А сейчас выпей немного воды.
«Вода».
Одно это слово заставило Конора полностью пробудиться. Горло пересохло от жажды.
«Основной инстинкт любого человека — выжить, — как-то говорил ему Виктор. — И, следуя этому инстинкту, он в состоянии вынести почти все».
— Воды… — прохрипел мальчик и приподнял голову, чувствуя, как по лбу стекает сок подорожника.
Винтер поднес к его губам грубую глиняную чашку и потихоньку влил в горло воду. Для Конора вода имела вкус жизни, и вскоре у него уже хватило сил самому держать чашку. Он медленно сел и испустил благодарный вздох.
— А теперь ты должен поесть, — сказал Винтер. — Нужно поддерживать силы. Любая болезнь здесь может убить тебя.
Конор засмеялся, нервно вздрагивая. Как будто ему угрожает смерть от болезни! «Убойный баран» получил три фунта за каждодневное избиение его; вот это Конор вряд ли переживет.
Винтер вложил в руку Конора неглубокую миску.
— Что бы ни случилось с тобой и что бы ни произошло в будущем, никакие молитвы не помогут тебе, если ты будешь слаб.
Конор уступил и взял кусок тушеного, уже остывшего мяса. Вряд ли это блюдо выглядело аппетитным, даже когда было горячим. Мясо жесткое, с большой прослойкой сала и пережаренными краями. Но мясо давало силы, а силы — это то, что ему понадобится, когда он снова окажется в колоколе наедине с безумным «бараном».
— Теперь, — сказал Винтер, — расскажи, что произошло сегодня. Тебя принесли сюда на доске. В первое мгновение я даже не мог нащупать пульс.
Конор с трудом жевал очередной кусок мяса, скользкий от жира и по вкусу похожий на резину.
— Они оставили меня в водолазном колоколе с одним из этих «Убойных баранов».
— Опиши его.
— Крупный такой. Просто огромный. Весь в татуировках. На костяшках пальцев Б.О.Л.Ь. и…
— Перечень расценок на груди, — закончил за Конора Винтер. — Отто Маларки. Он у них старший. Этот зверь избил столько людей, что и не сосчитать, а считать он умеет, в особенности когда речь идет о деньгах.
— Ему много заплатили, чтобы избивать меня каждый день. Вот как они хотят сломить меня.
— Простой, но эффективный план, — признал Винтер. — Поставить крупного человека избивать мелкого. Эта тактика срабатывала всегда, даже с Наполеоном.
Конор отпил еще воды. Теперь, когда ощущения вернулись, он чувствовал в ней привкус селитры.
— Должно же быть что-то, что я могу сделать.
Винтер задумался, приглаживая повязку на глазах длинными пальцами пианиста.
— Эта проблема важнее, чем все те неприятности, справляться с которыми я собирался научить тебя. С Маларки нужно разобраться, если хочешь выжить, юный Конор.
— Да, но как?
— Тебе нужно отдохнуть. Ложись и вспоминай свои сильные стороны. Используй все, чему тебя когда-либо учили. У тебя наверняка бывали мрачные часы, когда ты лелеял мечты о насилии; сейчас самое время припомнить их. У тебя должны быть таланты; ты высокий, сильный мальчик.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:12 | Сообщение # 68
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Ну, допустим, у меня есть таланты. И что тогда? — спросил Конор.
— Еще один простой план. Даже древнее первого. При следующей встрече с Маларки ты должен немедленно убить его.
«Убить его!»
— Не могу. Я никогда…
Винтер мягко улыбнулся.
— Ты славный парень, Конор. Добрый. Убить человека — эта мысль ненавистна тебе.
— Да. Я не из тех…
Винтер предостерегающе поднял палец.
— Мы все не из тех. Выживание — основной инстинкт. Ты восприимчив, так мне кажется, поэтому я могу помочь тебе на пути к убийству. Лишившись зрения, я стал специалистом в воссоздании образов у себя в голове. Могу видеть концертные залы своей юности. Требуются лишь время и сосредоточенность, чтобы картинка приобрела законченный вид. Каждое обтянутое бархатом кресло, каждый софит, каждый позолоченный ангел. — На несколько долгих мгновений Винтер затерялся в своем красочном прошлом; потом звуки и запахи Малого Соленого разбили вдребезги возникший перед его мысленным взором образ. — Тебе нужно сделать вот что: закрыть глаза, вообразить человека, загнавшего тебя сюда, и использовать ненависть к нему, чтобы пробудить в себе инстинкт убийцы.
Конор не нуждался в долгой сосредоточенности. Лицо Бонвилана мгновенно всплыло в сознании — и полные ненависти глаза, и презрительная усмешка.
— А теперь, Конор, скажи: как тебе кажется, ты можешь убить?
Конор вспомнил все, что Бонвилан сделал с семьей Брокхарт.
— Да, — сказал он. — Могу.
На лице Линуса Винтера возникла грустная улыбка.
— Мы все можем. Спаси, Господи, наши души.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:12 | Сообщение # 69
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
ГЛАВА 7
Вилка дьявола
В двери напротив койки Конора Брокхарта имелось маленькое прямоугольное окошко. Примерно три раза в течение каждого часа мимо него проходил охранник с фонарем в руке. Мерцающий оранжевый свет проникал в полумрак камеры, отбрасывая неясный танцующий отблеск на руку Конора, когда он поднимал ее, чтобы взглянуть на «поцелуй» Малого Соленого. Там, уже покрывшаяся корочкой, была буква «С». Он заклеймен навеки, он преступник.
В душе Конора возникло странное ощущение спокойствия. Просто происходящие события были настолько грандиозны, что он не мог никак повлиять на них, и это принесло ему своеобразное чувство свободы. Оставалось одно: сконцентрироваться на Отто Маларки, смертоносном «Убойном баране», с таким удовольствием свалившем с ног свою жертву в водолазном колоколе.
«Неужели нужно убить его? Неужели нет другого выхода?»
Нет, решил он. Как ни печально, но вопрос стоял так: либо Отто Маларки, либо он сам. И хотя Конор никогда не страдал избыточным самомнением, он искренне верил, что может предложить человечеству больше, чем кровожадный Маларки. Самое меньшее, он приложит все усилия, чтобы никого и никогда больше не убивать.
«Но как убить Маларки? Как?»
Чему он научился у Виктора? Фехтованию, конечно; в нем он достиг наибольшего успеха. Запястья у него сильны, как у настоящего мастера фехтования, а ноги и руки быстры в силу молодости. Но что толку?
«У меня нет рапиры или чего-то вроде нее».
Но потом Конор вспомнил пояс с инструментами, затянутый на талии. Возможно, Артур Биллтоу, сам того не желая, поможет ему спастись.

Распорядок следующего дня ничем не отличался от предыдущего. Вскоре после одинокого выстрела пушки в дверях камеры возник Биллтоу с непокорно вьющимися волосами, которые он пытался укротить с помощью свежего слоя жира. В это утро он выбрил отдельные участки лица, оставив другие заросшими черно-серебристо-рыжеватой щетиной.
— Готов ко второму раунду с Маларки? — спросил он, выставив ружье перед собой на случай, если Конор вздумает сопротивляться идее вновь оказаться избитым «бараном».
Конор встал, чувствуя боль и окостенение в теле после всего, что ему пришлось пережить.
— Не готов, мистер Биллтоу, но, полагаю, это ничего не меняет.
Биллтоу фыркнул и отцепил от пояса наручники.
— Ты прав, парень. Попал в самую точку. Это ничего не меняет. И пусть мистер Винтер заварит для тебя горшок подорожника побольше, если он окажется в состоянии разглядеть, как приготовить варево.
Линус не реагировал, просто сохранял мрачное выражение лица. Конор воспринял это как напоминание о том, что нужно сделать. Сегодня он станет убийцей — или трупом.
Дорога до Трубы со вчерашнего дня не изменилась, однако этим утром за дверьми камер поднялась какая-то суматоха. Заключенные выкрикивали насмешки и колотили по дереву ладонями.
— Лунное безумие, — пояснил Биллтоу. — Этой ночью луна висела в небе, словно серебряный шиллинг. Плохо действует на сумасшедших.
Внезапно Конор кое-что вспомнил.
— Вот откуда это слово. Буквально «ударенный луной», от латинского lunaticus.[70]
Биллтоу врезал Конору сапогом пониже спины.
— Хватит учить меня. Я чувствую себя тупицей, а чувствовать себя тупицей раздражает.
— Привычное чувство, готов поспорить, — пробормотал Конор.
Биллтоу не мог сообразить, оскорбили его или нет. Он снова пнул Конора сапогом, просто на всякий случай.
— Умничай лучше с Маларки. Он любит, когда жертва дерзит; это пробуждает в нем энтузиазм.
При упоминании Маларки у Конора пропало всякое желание острить; теперь отчаяние явственно читалось на его лице.
— Вот это правильно, — хмыкнул Биллтоу. — Лучше записывай свои умные мысли в тетрадочку. Что, пропала охота поучать?

Когда они добрались до Трубы, водолазный колокол был уже под водой, над ее поверхностью торчала только его верхушка. Сквозь иллюминатор были смутно различимы фигуры двух заключенных, воодушевленно колотящих по скале у себя под ногами. Охранники отбирали тех, кто работал у насоса, из группы заключенных, согнанных в деревянный загон в кладовой, и часто меняли их, чтобы обеспечить бесперебойную подачу воздуха.
— Труба никогда не спит, — разглагольствовал Биллтоу. — Теперь, когда нет Доброго Короля Ника, каждый день без перерыва она вытягивает из земли ангельские слезы. А мы видим хоть пенни?[71] Нет, мы — нет.
Конор почувствовал горечь в словах охранника. Эта информация могла пригодиться — при условии, что он пробудет на этой земле достаточно долго, чтобы использовать ее.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:12 | Сообщение # 70
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
— Правда, есть и кое-какие компенсации. Спортивные игры вроде этой, к примеру. — Биллтоу снял с Конора наручники. — Хотя мы не можем видеть в деталях, что происходит между пленниками внутри «Флоры». Все как в тумане, понимаешь ли.
«Вот оно что. Никто ничего толком не знает, потому что никто ничего не видит».
Биллтоу окликнул Пайка:
— Эй, посылай тех наверх! Пора Маларки заработать еще несколько шиллингов. — Он вручил Конору пояс с инструментами. — На случай, если ты пробудешь в сознании достаточно долго, чтобы найти несколько камешков.
Пайк вытащил пробковую затычку из воздушного шланга колокола и прокричал вниз приказ. Спустя несколько мгновений из покрытой рябью воды показались два мокрых каторжника. Их живо оттащили в сторону и обыскали на предмет утаенных алмазов. Причем обыскали очень тщательно, сверху донизу.
Конор начал спускаться по лестнице, шаря взглядом по яме в поисках Маларки. Заметить его оказалось нетрудно: он развалился на каменной глыбе, отдаленно напоминающей трон. Маларки сделал шутливый выпад в сторону Конора, уверенный, что сегодняшнее «представление» в точности повторит вчерашнее.
«На этот раз нет, «баран», — подумал Конор. — Это будет твое последнее выступление. Сегодня утром занавес опустится».
Оказавшись внизу, Конор направился прямо к краю воды, не дожидаясь инструкций от Пайка. Разговоры были ему сейчас совсем ни к чему — они лишь отвлекли бы его. Прежде чем нырнуть в соленую воду, он ощупал пояс, чтобы убедиться, что Вилка дьявола на месте. Без этого нехитрого инструмента у него мало шансов одолеть Маларки.
Вода сомкнулась над ним. Он зашарил пальцами в поисках колокола, нашел его и, продвигаясь вдоль изгиба, добрался до нижнего края. Когда он оказался внутри, чрезвычайно тесное пространство колокола чуть не сокрушило его волю, и Конору пришлось сделать несколько глубоких вдохов, прежде чем он смог заставить себя хотя бы встать.
«Следуй своим инстинктам, — сказал он себе. — Полностью отдайся им».
Из вентиляционного отверстия послышался всплеск, а затем приветственные выкрики. Маларки был уже в пути. «Убойные бараны» подстрекали своего чемпиона, хотя никто ничего особенного от этой схватки не ждал. Потревоженная вода сотрясала колокол, и внутри возникло гулкое гудение.
«Нужно действовать быстро. Будь начеку».
Конор глянул вверх. Маларки остановился у иллюминатора, чтобы подольше помучить свою жертву. Постучал по стеклу и широко ухмыльнулся, хотя сквозь грязь на стекле его желтые зубы не были толком видны.
И едва Маларки исчез из виду, Конор принялся за дело. Быстро расправил на полную длину складное приспособление для вытаскивания алмазов и плотнее надвинул кольца, чтобы оно не слишком легко складывалось. Получилось — грубо, конечно, — нечто похожее на учебную рапиру, но отвратительно сбалансированную, поскольку почти весь вес был сосредоточен на ее кончике. Тем не менее это было все же лучше, чем ничего.
Потом он снял с пояса влажный мешочек для алмазов, взял его в левую руку и скатал в плотный шарик. Теперь Конор был готов настолько, насколько это вообще возможно, однако вся последовательность событий несла в себе привкус нереальности.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:12 | Сообщение # 71
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
В ужасном темпе происходило то, во что верилось с трудом.
Как и любой мальчик его возраста, Конор часто представлял, как он участвует в сражении, однако то, что происходило сейчас, ничуть не походило на его фантазии. В них герои-солдаты сражались друг с другом на открытом всем ветрам поле боя под звуки барабанов и сигнальных труб. В нынешней реальности ничего героического не было. Тесное пространство, вонь масла, пота, страха и тошнотворное ощущение внутри при одной мысли о том, что он собирается убить человека, каким бы подлым тот ни был. В точности как не раз говорил его отец: в войне нет ничего благородного.
Из-под края колокола показалась бледная рука, от которой пошли небольшие волны. Возникло сильное искушение рубануть по ней трезубцем, но это было бы глупо. Чего Конор добьется? Утратит эффект неожиданности в обмен на несерьезную рану. Маларки отступит, соберется и вернется, исполненный мрачной решимости.
Конор сдержал себя и согнул колени, готовясь к прыжку. Маларки поднырнул под край колокола и появился с потоком воды, лицом вверх. Длинные пряди волос, словно водоросли, вздымались вокруг его головы. Он по-прежнему улыбался, изо рта вереницей поднимались воздушные пузырьки. Оказавшись полностью под колоколом, Маларки встал на четвереньки и выскочил из воды, словно морж.
Дыхание Конора участилось.
«Ударь сейчас, или упустишь момент и он получит свои два шиллинга».
Маларки начал подниматься, и, пока еще он был согнут почти вдвое, Конор использовал выпуклости его позвоночника как стремянку и молниеносно вскарабкался ему на плечи. Ненадежная позиция, и вряд ли он смог бы продержаться в ней дольше нескольких мгновений. Однако этого времени хватило, чтобы сунуть скатанный мешочек для алмазов в воздуховод, закупорив его.
Маларки, все еще с улыбкой, стряхнул Конора с себя. Хотя вообще-то он был ошеломлен.
— Что ты собираешься сделать, солдатик? Улететь? Здесь баран возьмет верх даже над орлом.
— Перекрываю воздух, — холодно ответил Конор. — В нашем распоряжении две минуты.
Последнее утверждение было бесстыдной ложью, но Конор не собирался терзаться муками совести по этому поводу. Воздуха под колоколом хватило бы по крайней мере на полчаса, но Маларки об этом наверняка не знал.
На этот раз, в виде исключения, удача улыбнулась Конору, и едва Маларки разглядел заткнутый воздуховод, как самодовольно-развязное выражение сползло с его физиономии, словно кусок жирного мяса с горячей сковородки.
— Ах ты окаянный тупица! — взвыл он, и колокол сочувственно завибрировал в ответ. — Хочешь прикончить нас обоих?
Конор держал свою рукотворную рапиру за спиной.
— Нет. Не обоих.
На лице Маларки появилось раздраженное выражение добродушного школьного учителя, чье терпение в конце концов иссякло.
— Вчера я уложил тебя быстро, солдатик. Одним ударом. На это, знаешь ли, требуется талант. Сегодня я постараюсь растянуть удовольствие, и потом не сетуй на синяки или сломанные кости.
— Давай-давай, «баран», — сказал Конор. — Продолжай говорить, трать воздух.
Маларки протянул руку и схватил Конора за горло.
— А теперь залезай снова мне на плечи и убери затычку. Может, тогда я и сегодня ударю тебя всего раз, правда, с двойной силой.
Судя по тону Маларки, он считал это проявлением величайшей доброты.
Конор выхватил трезубец из-за спины так быстро, что тот со свистом рассек воздух.
— Затычка останется на месте, — сказал он и ткнул крошечными головками вилки в бедро Маларки.
«Баран» уронил его и взвизгнул, словно собачонка, которую пнули ногой. Отпрянув, он стукнулся головой о колокол, и тот издал долгий глухой звук.
От удара в глазах Маларки потемнело, а в ушах зазвенело. Конор воспользовался моментом, чтобы сделать стойку: колени согнуты, рукотворная рапира вытянута вперед, левая рука за спиной.
«Нападай! — требовал здравый смысл. — Сейчас не время проявлять благородство».
Однако дело было не в благородстве. Конор хотел, чтобы Маларки осознавал, что с ним происходит. Конор дождался, когда Маларки придет в себя, и сказал:
— En garde!
Маларки нахмурился.
— Хочешь напугать меня этими словами? Думаешь, я не слышал их от всяких там офицеров-ханжей, от которых сейчас остались лишь кости да форма? — Маларки широко раскинул руки и двинулся к Конору. — En garde так en garde, солдатик.
Голос Виктора зазвучал в ушах Конора:
«Спокойно, не торопись. Жди, пока он сделает ход».
Долго ждать не пришлось. Маларки обрушил на него в точности такой же удар, что и вчера. Сейчас, когда Конор ждал его, этот удар не показался ему таким уж молниеносным. Он прибег к приему attaque au fer,[72] который сводится к нападению путем отклонения клинка противника, хотя поистине он скорее отклонился сам, а не отклонил руку Маларки, которую можно было с полным основанием приравнять к боевому палашу.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:13 | Сообщение # 72
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Вот! Сейчас бок Маларки открылся, и Конор нанес ему три резких удара, с такой скоростью, что вилка превратилась в размытое пятно, напоминающее золотистый веер. На участке тела между рубашкой и поясом штанов Маларки проступили три красные полосы. Эти удары преследовали цель причинить боль.
Маларки взвизгнул и громко завыл, ощущая жгучую боль. Конор с силой толкнул его плечом в задницу, прикасаться к которой было не слишком приятно даже на мгновение, однако это привело к тому, что Маларки врезался лбом в колокол и тот зазвенел снова.
Конор нанес новый удар сквозь воду, сзади и чуть повыше пятки Маларки, ощущая, как зубцы вонзаются в жесткую плоть. Этот удар преследовал цель обездвижить противника.
Маларки рухнул, словно стена от выстрела пушки; в воздух полетели брызги. «Баран» продолжал выть, сходя с ума от боли и ярости. Конор почувствовал, что его решимость слабеет.
— Убью тебя! — всхлипнул Маларки. — Сдеру все мясо с костей.
Решимость Конора снова окрепла. Он нанес несколько ударов плашмя по спине и плечам Маларки, загоняя его глубже в море. Напряженно вытянутыми пальцами свободной руки ткнул противника в почки, заставив его рефлекторно втянуть в себя два литра воды — прием, заимствованный из каратэ.
Маларки оказался практически беспомощен — барахтаясь в мелкой воде, ослепленный болью и солью. Сейчас его мог убить даже ребенок, не обладающий никакими особыми способностями. Конор, тяжело дыша, отступил к стене колокола. Ненависть к Маларки исчезла так же быстро, как и появилась. И тем не менее эту проблему следовало разрешить сегодня. Прав ли Винтер? Должен ли он убить этого человека?
Маларки перекатился на спину и лежал, всхлипывая. Лицо лишь на несколько сантиметров выступало над поверхностью воды, волны, образованные его падением, набегали на живот.
Конор поставил на его шею солдатский сапог, презрительно отразив ударом ноги слабые попытки Маларки схватить его.
— Понимаешь теперь, на что я способен? — прошипел он, удивляясь тому, как злобно звучит его голос.
Маларки не отвечал. Даже если бы не сапог на горле, у него просто не было слов.
«Хватит болтать! Убей его!»
Конор воткнул трезубец глубоко в складки плоти под подбородком Маларки. Еще одно усилие — и острие проткнет кожу и прорвет артерию.
— Мне не просто повезло. Я могу убить тебя с такой же легкостью, как цыпленка.
Взгляд Маларки внезапно обрел фокус. Мысль о том, что он на пороге загробной жизни, помогла ему сосредоточиться.
— Ты понимаешь это, мистер «баран»? Я могу убить тебя.
«Сделай это. Прекрати болтать».
Конор сильнее сжал вилку; мышцы предплечья напряглись. Рядом с остриями трезубца начала скапливаться кровь. Еще один толчок — и больше мучитель никогда не сможет терзать его.
— Пожалуйста… — пролепетал Маларки, булькая горлом.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:13 | Сообщение # 73
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Капля пота скатилась в глаз Конора. Вода мягко покачивала колокол, заставляя его негромко гудеть.
— Пожалуйста, пощади меня, — сказал могущественный «баран».
«Не могу. Не хочу убивать этого человека».
Конор до глубины души прочувствовал, что он не убийца, и понимание этого наполнило его теплым ощущением, потому что оно свидетельствовало — он еще не полностью утратил себя, несмотря на все, что пережил. Он не опустится до победы ценой убийства — нет, пока существуют другие средства.
Должен быть другой способ. Более разумный.
Продолжая прижимать вилку к горлу Маларки, Конор обдумывал проблему. Нужно сделать «Убойного барана» своим союзником. Эта борьба не может продолжаться день за днем. Итак, вот он выход — для них обоих.
— Слушай меня внимательно, «баран». — Конор слегка повернул трезубец. — Я должен выплыть из-под колокола, в точности как вчера. Отто Маларки нахмурил лоб.
— Но я…
— Тихо! — прикрикнул на него Конор, с такой властностью, какой и сам от себя не ожидал. — Выслушай меня. Мы с тобой разработаем план, ты и я. Будем опускаться сюда каждый день, и пусть все думают, что ты отрабатываешь свои два шиллинга. Таким образом, ты останешься королем «баранов». Главным «бараном». На самом деле мы будем спокойно беседовать, и ты поможешь мне уцелеть здесь.
В таком состоянии, в каком находился Маларки, сосредоточиться ему было нелегко. Однако кое до чего он додумался.
— А как быть с моей ногой? Я не могу ходить.
Действительно проблема. Вода капала с изгиба колокола, обрызгивая их, словно дождем. Конор лихорадочно искал решение.
— После того как я уйду, выжди час или два, а потом выбирайся из-под колокола, подняв как можно больше шума. Молоти по воде и кричи, что колокол придавил тебя, что лодыжку повредила «Флора». Рана болезненная, но несерьезная. Тебе повезло, я не задел ахиллово сухожилие. Перевяжи рану плотно и несколько часов оберегай ногу. Завтра будешь крепок, как дуб.
Судя по тому, каким уклончивым стал взгляд Маларки, его мужество начало возвращаться. Он нормально дышал и сейчас подсчитывал свои шансы. В любой момент он мог броситься на юного мучителя, и тогда Конору придется убить его. Это вновь обретенное мужество следовало задавить в зародыше. Конор хлестнул его по обоим предплечьям — чтобы тот успокоился.
— Еще хочешь? Ты слишком тун, чтобы жить? Прими мое предложение, «баран», и сохранишь и жизнь, и честь. Если же нет, все узнают, что поражение тебе нанес мальчик.
Похоже, перспектива потерпеть поражение подобным образом была даже хуже, чем идея смерти. Маларки заскрежетал зубами и кивнул, по-прежнему отводя глаза.
— Даешь слово?
Виктор когда-то рассказывал Конору, что у городских преступников развито своеобразное чувство чести, что-то вроде слабого отражения самурайского кодекса бусидо.[73]
— Да, чтоб ты провалился, даю.
Конор холодно улыбнулся; он уже понял — этот прием очень уместен в отчаянных ситуациях.
— Ладно, поверю тебе. Руки жать не обязательно. — Это прозвучало, как злая шутка — руки Маларки неподвижно лежали по сторонам тела, словно два куска отрубленного мяса. — Хорошо, «баран». Мы заключили соглашение. Предупреждаю: если попытаешься завтра смошенничать, я не буду так милосерден. И молчать тоже не стану.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:13 | Сообщение # 74
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
Конор повернул кольца трезубца и сложил его.
— Нет нужды вставать, я сам выберусь наружу.
Надо же! Вторая злая шутка всего за несколько минут. Это было непохоже на него — насмехаться над людьми в таких обстоятельствах. Но возможно, Малый Соленый уже переплавлял его в другого человека. В человека того типа, который может уцелеть.
Конор сделал глубокий вдох, собираясь поднырнуть под край колокола. Прежде чем соленая вода затемнила ему обзор, он успел увидеть последнюю неприятность, случившуюся с Маларки: мешочек для алмазов упал из воздуходувного отверстия прямо ему на лицо.
Маларки извергнул длинное, грязное ругательство, но его слова заглушил промокший мешок, который он был неспособен снять и отбросить в сторону.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
ВасилисаДата: Среда, 14.12.2011, 13:13 | Сообщение # 75
~Любящее сердечко во льдах Антарктиды~
Группа: Администраторы
Сообщений: 944
Награды: 8
Репутация: 334
Статус: Offline
ГЛАВА 8
Конор Финн
Биллтоу и Пайк несли Конора на доске в его камеру и делали это крайне небрежно. Несколько сильных ударов и тычков привели его почти в такое же состояние, как если бы Маларки действительно заработал своих два шиллинга.
Считая, что он без сознания, они свободно болтали о положении дел на островах.
— Бонвилан обдерет их до нитки, — сказал Пайк. — Я бы пожалел Соленых, если бы они не были гаже морских раков.
— Раков, да, — согласился Биллтоу. — Но раки, по крайней мере, не хамят. И не приходится отчитываться перед начальником тюрьмы, если случайно растопчешь рака.
Они неуклюже обнесли доску вокруг угла, царапнув локтем Конора о стену.
— Я сказал бы, что можно растоптать и всех пленников, каких пожелаешь, — теперь, когда Добрый Король Ник отправился на небеса. Бонвилану на это плевать.
— Твоя правда, Пайки. — Биллтоу расхохотался и рыгнул. — Хорошие времена настали — в смысле, пока Изабелла не вошла в возраст. Возможно, она тоже за людей, как ее отец. Я слышал о ней много хорошего, и это тревожит.
— Ах да, принцесса Изабелла, — сказал Пайк. — Я бы на этот счет не беспокоился. Она не наденет корону, пока ей не исполнится семнадцать, а до этого еще два года. Спорю на свои праздничные сапоги, что после этого с нашей маленькой принцессой — если она станет вмешиваться в дела маршала — случится какая-нибудь беда.
Конору понадобилась вся его выдержка, чтобы не выхватить у Биллтоу оружие и не попытаться тут же прорваться на свободу. Однако Конор Финн, умирающий на холодном тюремном полу, мало чем поможет Изабелле. Нужно ждать, пока представится возможность.
Дотащив Конора до камеры, охранники подняли один конец доски, и он соскользнул с нее. Свалился у стены и лежал там, раскинув конечности и постанывая. Стоны были непритворные.
Пайк и Биллтоу стояли у порога.
— Знаешь что, Пайки? — сказал Биллтоу, почесывая ключицу. — Может, я стал стар и мягок, но мне симпатичен юный Конор Финн.
Пайк ужасно удивился. Испытывать симпатию к пленникам — это было совсем не в духе Биллтоу.
— Правда?
— Нет, — ответил Биллтоу, закрывая дверь камеры. — На самом деле, конечно, нет.


<=тыкабельно)
Авик by инет
Юзик by инет
Я на ролевой Аня
 
Астроград » Библиотека » Авиатор » Авиатор (она одна, и только одна!)
Страница 5 из 14«12345671314»
Поиск: